Садиться за руль нетрезвым – плохо. Это истина, которую знает практически каждый. Но мало кто знает, сколько же пьяных водителей каждый год ловят в Одессе, кого из них наказывают, а кому все сходит с рук. Основываясь на статистических данных, «Пушкинская» подготовила материал, повествующий об одесских «чемпионах по литрболу за рулем», о том, какой из районов Одессы можно считать самым «пьяным», о «несертифицированном» оборудовании патрульных, штрафах и «непростых» нарушителях.

Текст объемный, так что перед прочтением заварите чайку или сделайте кофе. Можете даже приложиться к чему-то «погорячее», но только если не собираетесь садиться за руль.

Интерес к тому, сколько же в Одессе ловят пьяных водителей и насколько активно суды этих «замечательных» людей наказывают, появился у нас не случайно. Еще в середине мая мы начали освещать суд в отношении военного прокурора Сергея Ярового, который был пойман выпившим за рулем месяцем ранее. Забегая вперед можно сказать, что история эта вполне ожидаемо закончилась закрытием административного производства – судья Приморского районного суда Одессы Виктор Пысларь не увидел состава правонарушения. Не в последнюю очередь благодаря грамотной самозащите прокурора: ошибками патрульных в протоколе он воспользовался на полную катушку. Но речь сейчас не об этом.

Реально интересным фактом, послужившим триггером для создания этого материала, стало то, что по ходу слушаний прокурор поставил под сомнение точность показаний газоанализаторов «Drager Alcotest 6810». Это те самые приборы, в которые «задуваются» водители для определения количества алкоголя в крови. В итоге прокурор доказал, а суд при вынесении решения принял во внимание, что сертификаты как минимум 2 приборов «Drager», находящихся в распоряжении одесских патрульных, давно просрочены. А это значило, что показания этих приборов не могут служить достаточным доказательством вины водителя.

А что, если сертификатов нет у всех одесских «драгеров», подумали мы. А что, если из-за этого пойманные полицией любители прибухнуть за рулем могут на раз-два избегать ответственности? За этими вопросами последовали и другие, ответы на которые позволили бы нам взглянуть на проблему шире: сколько всего водителей в состоянии опьянения ловят одесские патрульные, есть ли среди них рекордсмены, каково соотношение наказанных и «помилованных» судами водителей, причем как среди «простолюдинов», так и «бояр» с различными «корочками». И началась переписка с управлением патрульной полиции, что в Одессе, департаментом патрульной полиции, что в Киеве, всеми районными судами города, а также организациями, сертифицирующими приборы «Drager».

И вот что мы имеем рассказать.

Девять пьяных водителей в сутки и рекордсмены по «литрболу за рулем»

Из ответа управления патрульной полиции Одессы на наш инфозапрос следует, что в 2016 году на территории города по статье 130 кодекса Украины об административных правонарушениях (далее – КУоАП), то есть за вождение после употребления алкоголя, наркотиков или фармакологии, снижающей внимательность и скорость реакции, было выписано 3253 протокола. То есть в среднем 9 протоколов в сутки. За первое полугодие 2017 года таких протоколов выписали 1522. Имея данные только за первую половину текущего года делать выводы о снижении или увеличении количества пьяных за рулем в сравнении с предыдущим периодом рано. Однако интересно, что за весь 2016 год водителей, сделавших дубль, хет-трик или даже покер по ст. 130 – пойман повторно – был 81 человек, а за первое полугодие 2017 – уже 68.

Что же касается «чемпионов» (заменить на любое матерное слово) по употреблению за рулем, то они заслуживают отдельной ремарки. Из всех общественно-опасных глупостей, на которые способен более или менее адекватный человек, прокатиться пьяным, пожалуй, глупость самая непростительная. Наверняка бывают исключения, но случаи, когда решение сесть за руль в состоянии опьянения мотивировано именно необходимостью – уникальны. Тем более, что пьяный вдрызг водитель, возможно, даже опаснее пьяного индивида, размахивающего на улице пистолетом: попасть в случайного прохожего пулей сложнее, чем автомобилем. По данным патрульной полиции, за первое полугодие текущего года в Одессе по вине пьяных водителей травмировано 29 человек. Для «чемпионов по литрболу» мы даже учредили отдельную награду – «Золотой руль с бухлом».

А результаты рекордсмены продемонстрировали следующие: в 2016 году максимальный показатель промилле в крови прошедшего тест на «драгере» водителя составил 4,48 промилле, в первом полугодии 2017 – 2,95 промилле. И это при граничной для управления автомобилем дозе в 0,2 промилле. Конечно, то как такой впечатляющий результат скажется на состоянии человека зависит от многих факторов: возраста, веса, состояния здоровья, выпита ли доза в «спринтерском» или «марафонском» режиме. Тем не менее, показатель в 5-6 промилле алкоголя считается признаком чуть ли не летальной дозы.

Какую опасность подобные водители представляет для окружающих – представить не сложно.

Самый пьяный район Одессы

Выясняя, какой же район Одессы можно считать «самым пьяным» по количество пойманных водителей, мы запросили статистику из 4-х районных судов города. Тут сразу нужно оговориться, что количество «зашедших» в суд конкретного района протоколов не обязательно свидетельствует, что жители именно этого района чаще других садятся за руль «подшофе». То есть протокол на пьяного водителя, пойманного на Таирова, но живущего на Фонтане, скорее всего окажется не в Приморском, а как раз Киевском районном суде Одессы – по месту совершения правонарушения. К тому же в суды зашло больше протоколов, чем выписали патрульные. Это связано и с «остатками» не рассмотренных за прошлый период протоколов, и с тем, что приходят они не только с территории города. Тем не менее, согласно статистике, районы, занявшие места с первого по четвертое в 2016 году, сохранили свои позиции и по итогам первого полугодия 2017.

Итак, «самым пьяным» два года подряд стал Малиновский район Одессы. За ним расположились Суворовский, Приморский и Киевский. При этом никакой особой корреляции между количеством выписанных протоколов и численностью населения в этих районах мы не увидели.

Если предположить, что темпы поступления новых протоколов в суды во втором полугодии 2017 года сохранились, то мы получим примерно одинаковую картину по количеству «алководителей» за два последних года. Однако весьма любопытной для нас деталью стало количество закрытых судами административных производств по ст. 130 КУоАП. Если за весь 2016 год одесские суды закрыли 227 производств, то за первую половину 2017 – уже 373. То есть теоретически по итогам текущего года этот показатель может увеличиться в три раза по сравнению с годом предыдущим. Что послужило тому причиной: усилившаяся сердобольность судей по отношению к правонарушителям, неграмотность поступающих из полиции документов или что-то еще – на данный момент объективно сказать сложно, но факт остается фактом.

Если говорить о результативности, то есть о количестве привлеченных к ответственности водителей, то она во всех районных судах Одессы приблизительно равна и от общего числа рассмотренных протоколов составляет от 88% до 92%. Что же касается протоколов, которые суд рассматривать не стал, то наиболее распространенной, но не единственной, причиной тому является ненадлежащее оформление документов. В таком случае их возвращают в полицию – на дооформление.

Тем не менее, несмотря на достаточно высокий процент привлеченных к ответственности водителей, в денежном выражении статистика выглядит крайне уныло. За 2016 год, по данным 4-х районных судов Одессы, правонарушители добровольно заплатили 3 369 045 гривен, а за полгода 2017 – внесли всего 922 480 грн. И это при том, что с лета прошлого года финансовую ответственность за вождение в состоянии опьянения увеличили в три раза.

Возможно, 3 миллиона и 900 тысяч – цифры, которые кажутся кому-то достаточно внушительными, но на самом деле в масштабах Украины только по ст. 130 КУоАП речь идет о сотнях миллионов гривен. Согласно данным, недавно опубликованным МВД, на пьяных водителей за 9 месяцев текущего года в Украине наложили штрафов на 352 миллиона гривен, но получить удалось только 31 миллион или 8,8%. Одесская область в рейтинге МВД занимает почетное 11 место с показателем 6,1% реально полученных средств. Что интересно, самые добросовестные нарушители в Хмельницкой области (36,8%), а город Киев оказался на предпоследнем месте (1,1%).

А ведь штрафы пьяных водителей – это как раз тот случай, когда денежки то вот они и оштрафованных не жалко: нужно только выстроить работающий механизм взыскания. Но пока об этом речи не идет. Зато в Верховной раде уже находится законопроект, предусматривающий увеличении штрафов, усиление ответственности за вождение в нетрезвом виде и ряд других любопытных «плюшек», но об этом немного позже.

Фемида, конечно, слепа, но не лишена обоняния

Теперь, когда вы получили возможно и не исчерпывающую, но достаточно полную картину о «преступлениях и наказании» одесских «алководителей», поговорим о кое-чем более важном, чем сухие цифры, а именно о непредвзятости правосудия.

Мы считаем, что ставить диагноз правоохранительной и судебной системам при помощи гигантского градусника, «вставленного» в нагромождение статистических данных, неправильно. Достаточно всего лишь одного дела в отношении чиновника, полицейского, судьи, прокурора и иже с ними, и «пациент» сразу начинает температурить. И дело совсем не в том, что все находящиеся «в системе» – автоматически виноваты. Дело как раз в том, что все они в итоге оказываются невиновны или избегают наказания. И статистические 88-92% привлеченных судами к ответственности водителей в данном случае не работают.

Нуарной иллюстрацией тому служит целый ряд резонансных дел. По словам Алексея Костржицкого, координатора организации «Pitbull Odessa», члены которой помогают полицейским выявлять пьяных водителей, таких случаев за последний год было как минимум 7. Пьяными за рулем попадались глава Окружного административного суда Одессы Олег Глуханчук и член исполкома одесского горсовета Николай Шурда, военный прокурор Сергей Яровой, рассматривавший дело Ярового судья Приморского районного суда Виктор Пысларь, старший следователь полиции Виктор Григорьев, измаильский экс-прокурор Евгений Чебан, подозреваемый в смертельном ДТП, совершенном «по пьянке», и другие.

Мы, конечно, не можем утверждать, что все эти люди действительно совершили вменяемые им правонарушения – утверждать может только суд, но то, что производства в отношении каждого из них либо закрыты, либо уже длительное время находятся в подвешенном состоянии – факт. Несмотря на то, что в большинстве случаев речь шла лишь об уплате штрафа, фигуранты этих производств демонстрировали завидную «гуттаперчивость», порой превращая процесс в настоящую «Санта-Барбару».

Создалось впечатление, что Фемида может и слепа, но не лишена обоняния. Причем чувствует она не запах алкоголя, исходящий от перечисленных выше персонажей, а тяжёлое амбре «корпоративного духа».

Возвращаясь к закрываемым судами производствам, а их количество, напомним, значительно возросло в этом году, то самыми распространенными причинами являются отсутствие состава административного правонарушения и истечение сроков наложения административного взыскания. За отсутствием состава правонарушения чаще всего скрываются ошибки, допущенные самим полицейскими при оформлении протоколов.

«У патрульных бывают, конечно, досадные ошибки, – говорит Алексей Костржицкий. – Как пример на владельца «Toyota Tundra» Шурду составляют протокол за передачу управления, в котором не указывают понятых. И это не мухлевание, и опытный полицейский был… Но в целом патрульные очень хорошо уже понимают важность тщательности подготовки материала и давно уже не передают в канцелярию пустышки».

И даже несмотря на «косяки» патрульных, ситуацию можно было бы исправить непосредственно в судах, однако управление патрульной полиции и его юристы не являются стороной разбирательств – максимум свидетелями. Так что даже если дело громкое — апелляционную жалобу все равно подать будет некому. В самом управлении прекрасно понимают, что это не есть хорошо, но сделать ничего не могут.

«Никакими нормативными актами не предусмотрено обязательное присутствие на заседании суда сотрудника юротдела. К тому же сотрудников отдела не хватит для похода на каждое заседание. Они отрабатывают немалое количество жалоб и ходят на заседания по искам на УПП. В штате 4 сотрудника», – говорит спикер одесского УПП Алла Марченко.

Что же касается истечения сроков наложения административного взыскания – то это основная лазейка для правонарушителей, желающих избежать ответственности. Согласно статье 38 КУоАП, административное взыскание не может быть наложено судом позднее, чем через 3 месяца с момента совершения правонарушения. И это при том, что обычно с момента составления протокола и до начала рассмотрения дела судом проходит не меньше 4-5 недель. Ну а дальше дело техники – затягивай как можешь. Ситуация эта, однако, в скором времени может измениться.

Шок! Жесть! А «драгеры» то не настоящие или «Казус Пысларя-Ярового»

Помните с чего мы начинали? Ну с приборов «Drager Alcotest 6810», сроки сертификатов на которые якобы истекли и их использование автоматически стало нерелевантным в вопросе установления вины правонарушителя. Так вот – сенсации не получилось.

По ходу рассмотрения протокола об административном правонарушении в отношении военного прокурора Сергея Ярового, последний обратился к суду с ходатайством о получении данных по сертификации «драгеров» от ГП «Одессастандартметрология». Из ГП пришел ответ: в 2015 году приборы, находящихся на балансе патрульной полиции, проходили проверку, выписаны соответствующие сертификаты, срок их действия – год, повторной проверки не было. Исходя из этого получалось, что у приборов, фигурировавших в «деле Ярового», как и у всех остальных, действительно не было действующих сертификатов.  

Неужели в патрульной полиции допустили столь глупую ошибку, которая может придать процессу рассмотрения всех дел в отношении пьяных водителей форму большого вопросительного знака? Ситуацию прояснил ответ, пришедший из Киева – из департамента патрульной полиции. Оказывается, в 2015 году Управление патрульной службы в городе Одессе было зарегистрировано как самостоятельное юридическое лицо, а значит само заключало договора о проведении сертификации. В нашем случае как раз с ГП «Одессастандартметрология». Однако в ноябре 15 года управление патрульной службы было ликвидировано и создано управление патрульной полиции, напрямую подчиняющееся Киеву. А киевский департамент заказывает ежегодную проверку «драгеров» на другом ГП – ГП «Укрметртестстандарт». Именно там одесские «драгеры» и получили свои сертификаты после окончания срока действия предыдущих. Причем получили в срок, так что на момент совершения прокурором Яровым правонарушения сертификаты были, но не там, откуда их запрашивал суд.

Вся эта катавасия с «отсутствующими» сертификатами, конечно, стала не единственной причиной, опираясь на которую судья Пысларь вынес решение о закрытии административного производства, но ситуация, согласитесь, любопытная. В расчет взяты доказательства, которые на поверку оказались ложными.

Так мы эту историю и назвали – «Казус Пысларя-Ярового».

А нарушителям Дед Мороз под елочку положит увеличенные штрафы

Подробно останавливаться на законопроекте 7286, предусматривающем, кроме прочего, усиление ответственности за нарушение ПДД, мы не будем. Это тема для отдельного материала. Однако уже в этот четверг, а именно 21 декабря, депутаты могут принять его в первом чтении.

Интересных изменений в нем достаточно много. Эффективность некоторых из них весьма спорна. Кто-то считает даже, что от предлагаемого формата общения между водителями и правоохранителями веет «полицейским государством». Полицейских «вооружат» новым основанием для остановки транспортных средств – чтобы проверить водителей на состояние опьянения. Водитель, в свою очередь, должен будет заглушить мотор, вынуть ключ из замка зажигания, не предъявить, а передать документы полицейскому, положить руки на руль и не выходить из автомобиля – вот это вот все.

В этом же документе поднимаются вопросы легализации автомобилей на «евробляхах» и введения системы автоматической фото- и видеофиксации правонарушений. Хотя реальной пошаговой инструкции для реализации этих изменений в законопроекте нет.

Если же говорить о вещах, которые интересны с точки зрения темы этого материала, то тут достаточно серьезные изменения может получить статья 286 Уголовного кодекса Украины – нарушение правил безопасности дорожного движения. В нынешней редакции ответственность водителей зависит от двух вещей: от состояния потерпевших и их количества. В законопроекте 7286 предлагают рассматривать состояние опьянение как отягчающий фактор.

Ну, во-первых, вилку штрафа за сам факт нанесения потерпевшему телесных повреждений средней тяжести хотят увеличить с суммы от 3400 до 8500 гривен, на сумму от 17 000 до 51 000. Сесть на срок до трех лет или быть арестованным на срок до 6 месяцев менять не стали. Если же во время подобного ДТП водитель был пьян, вариант один – тюремное заключение на срок до 3 лет. Права при этом заберут на срок до 5 лет.

Во-вторых, если потерпевший скончался или получил тяжкие телесные, даже если водитель был трезв, он может сесть на срок уже не от 3 до 8 лет, а на срок от 4 до 10 лет. В-третьих, если водитель все-таки был пьян или его действия привели к гибели нескольких людей, то «загреметь» он может уже не на срок от 5 до 10 лет, что раньше было максимальным наказанием по ст. 286, а на срок от 7 до 12 лет.

Если говорить о ситуациях не столь трагичных, то сложнее всего в финансовом плане придется тем, кто катается не имея прав вовсе – с 510 гривен штраф увеличат до 10 200 – или будучи их лишенным – уже не 510, а целых 20 400 гривен. За побег с места ДТП вместо смехотворных 255 гривен теперь придется заплатить 3 400 гривен, что, в общем-то, тоже не очень много с учетом циничности поступка.

Ну и вишенкой на торте является предложение изменить граничные сроки наложения судами административного взыскания с 3 месяцев до 1 года. Не то, чтобы те, кто стараются избежать ответственности, не в состоянии вместо 3 месяцев «поморозиться» год, но сделать это будет куда сложнее.   

И все-таки при всех реальных и воображаемых плюсах от увеличения штрафов и усиления ответственности есть одно «но». Чтобы снизить травматизм и количество смертей на дорогах, по логике МВД, нужно ужесточить штрафы – заставить водителей бояться. И это правильно, если считать, что в цепи «правонарушение – полиция – штраф – ответственность» именно штрафы являются слабым звеном. Но не нужно быть заложником «зрадофильского» мировоззрения, чтобы понимать – ответственности у нас не бояться не потому, что она обходится дешево. Дело скорее в том, что уровень понимания водителями этой ответственности перед окружающими часто на нуле. Ну а еще можно так или иначе «порешать», избежав наказания даже за следы протектора, навсегда оставленные в чьей-то судьбе. Конечно, «порешать» могут не все, не со всеми и не всегда, но на этапах «полиция» и «ответственность», то есть суд – решают ведь.

Тут, наверное, нужно написать, что ответственность начинается не с регуляции государством ее величины, а с нас самих, с осознания ответственности перед окружающими, но принцип этот работает излишне медленно. Тем не менее, другого резюмирующего напуствия для адекватных водителей у нас нет.

Ну а всем остальным – по делам их.

Автор: Митя Копицкий

Loading...

1 КОММЕНТАРИЙ

  1. Митя, а напишите ещё статью о другой стороне вопроса, который Вы поднимали в последнем разделе Вашей статьи, это ответственность ГОСУДАРСТВА, в частности, конкретных должностных лиц за ненадлежащее содержание дорог и автомагистралей. Я думаю, все ужаснуться, когда узнают сколько ДТП, со смертельным исходом в том числе, происходит из-за ям на дороге, плохой разметки или отсутствия его, неосвещенных пешеходных переходов и опасных участков дорог и многое-многое другое. Кто и когда за это ответит??? Я считаю, правильный подход, со стороны государства следующий — товарищ водитель, мы создали для тебя все условия, сделали идеальные безопасные дороги (ям нет, разметка, знаки, освещение, очищены от снега и льда зимой и т.п.), так почему же ты продолжаешь нарушать ПДР???, на, получи за это кабальный штраф. Тогда вопросов ни у кого не останется.

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ