Оборона Одессы. Победители

129

Лучинкина Валентина Ивановна — медсестра госпитальной роты 103-го медсанбата  95-й стрелковой дивизии.

«Одна из тысячи подобных девчонок, которые ушли защищать родину», — вспоминает с улыбкой Валентина Ивановна.

Родилась Валентина Ивановна в 1923 году в Одессе. В школьные годы она со своими одноклассниками занималась в кружке собаководов.

Окончив школу, Валентина Ивановна решает стать технологом. Поступив в техникум, она записывается в школу военных фельдшеров запаса. Их должны были выпускать в 41-ом году, но не успели. Началась война и студентам только  выдали на руки справки.

Вспоминая про первый день войны, Валентина Ивановна рассказывает: «Как обычно, лето, жаркий день, я пошла к своим друзьям на море в Отраду. Прихожу, а там никого нет. Там пусто. И я поняла, что что-то случилось страшное».

Первым делом она с товарищами из группы отправилась в военкомат. Представив справки о том, что они обучались как военные фельдшера запаса, ребята надеялись отправиться на фронт. Но получают отказ. Военкоматы были переполнены добровольцами и их, еще совсем юных ребят, просто не воспринимали всерьез.

По совету военкома студенты отправляются в Райком комсомола, где их отправили на уборку урожая в село Арбузинка, что под Одессой. В первый день Валентина Ивановна и остальные ребята занимались сборкой урожая, но уже на второй день приехал капитан и забрал их рыть окопы под Первомайском.

Несмотря на всю тяжесть работы, никто не падал духом, все шутили и отдавались полностью своей работе, осознавая всю важность цели. Ведь эти окопы смогут уберечь чью-то жизнь, а значит все не напрасно. Девушки работали лопатами, а парни на носилках убирали землю. Кроме них там были старики, дети и те, кто не подпадал под мобилизацию.

И вот в разгар рабочего дня, вдруг вдалеке послышался гул фашистских самолетов. Кто-то из старших крикнул «Ложись!», но, из-за отсутствия организации на должном уровне, началась паника. Валя и её друзья побежали в посадку.

На бреющем полете самолет начал кружить над людьми. Выйдя из посадки, Валентина Ивановна увидела страшную картину: то место, где еще только час назад сплоченно работали люди, было усеяно ранеными и погибшими соотечественниками.

Не растерявшись, ребята начали оказывать первую помощь пострадавшим. Спустя время их увезли на железнодорожную станцию и отправили в Одессу, но так как поезда были забиты, пришлось ехать на крыше поезда.

«Уже не стоял вопрос «куда идти и что делать?». Военкомат и на фронт после того что мы увидели», — вспоминает Валентина.

Её и остальных студентов отправляют на призывной пункт по улице Чижикова. Там она встретила Рошевского, начальника сборного пункта, и получила от него направление в 103-й медсанбат 95 дивизии госпитальной роты, которая находилась в санатории Чкалова.

Работа началась 5 августа. В санаторий сотнями прибывали раненые и контуженные, ими как раз и занималась Валентина Ивановна. Машины приезжали в основном под вечер, чтобы не попасть под вражеский обстрел и раненным солдатам приходилось ждать отправки в госпиталь целый день.

С 18 августа машины стали приходить и днем и ночью, их не успевали разгружать. Не было времени даже на поесть и поспать. Приходилось есть прямо на ходу, а спать буквально стоя.

Вскоре фашисты обнаружили медсанбат, после чего регулярно устраивали бомбежки. Был уничтожен операционный блок. Но сплоченная работа людей помогла быстро его восстановить. Количество погибших было огромным. Но, несмотря на все, работа продолжалась.

Помимо непосредственной работы в самом санатории, Валентина Ивановна отправляла раненых на корабли, которые выходили ночью из одесского порта. Они отправлялись на «Большую Землю», в пока еще не захваченный Крымский полуостров.

Новые трудности принес последний день: в полной секретности все части в Одессе эвакуировали за одну ночь. Однако, многие солдаты пытались любой ценой вернуться на фронт, были даже случаи побега из лазарета.

Когда на борт корабля был погружен последний солдат, Валентина Ивановна со всеми ждала отправления. Стоя на палубе корабля, Валентина увидела Одессу охваченную языками пламени. Там остались её сестры и родные. Все это больше походило на кошмарный сон.

«Я стояла палубе и плакала», — рассказывает Валентина. К ней подошел её товарищ из госпитальной роты, Сергей Боков. «Ну что же ты плачешь? Тебе сегодня 18 лет и ты теперь настоящий солдат», — сказал Боков. Вот так прошло восемнадцатилетние  Вали.

15 октября Приморская Армия покинула Одессу.

«Часы, проведенные на корабле, ты сам себе не принадлежал»,- объясняет Валентина Ивановна. Ведь некоторых больных привезли прямо с фронта. Слова Сергея Бокова отрезвили молодую девушку, она снова с былым упорством взялась за работу. Ведь главное — помочь раненым.

Благополучно попав в Севастополь, их отправили в Перекоп, куда, однако, дойти не удалось. Находившаяся там 51-я армия на тот момент отступала. Достигнув Джанкоя и организовав в большом сарае лазарет, они начали принимать раненых. Через несколько часов за Валентиной приехали из штаба. Сначала был Симферополь, Ялта, Севастополь и ее доставили  в Инкерман.

В бывших штольнях Инкерманского винного завода был организован госпиталь. Койки и иные приспособления делались самостоятельно. В сложившейся ситуации в госпитале был острый недостаток крови для переливания. Кровь пришлось сдавать медицинскому персоналу. Не смотря на это, никто не покидал рабочих мест.

Накануне нового 1942 года решением начальника санслужбы Приморской Армии Валентина была переведена в 136 АЗСП.

Наступила весна и в армии началась цинга. Решением санслужбы специально для борьбы с недугом был создан 103 санэпидотряд . Лекарства не было, пришлось готовить отвар из хвои, который настаивался в больших чанах, а потом передавался на передовую.

«Тут я и застала последний день обороны, — вспоминает Валентина Ивановна, — прорвались мотоциклисты». Ей дали пистолет и отправили на линию обороны. Лежа в укрытии, солдаты отбивали наступление мотоциклистов, но за ними последовали машины. Пришлось отступать. На дорогу было выйти невозможно и все надеялись на такую эвакуацию, как и в Одессе. Но в сложившейся ситуации был только один участок открытого моря — возле Херсонесского маяка в районе 35-й батареи. Для того, чтобы попасть на этот участок приходилось переплывать бухту. Некоторые не могли переплыть бухту и просили застрелить их, настолько сильным было нежелание попасть в плен к нацистам.

Перебравшись на Херсонесский полуостров, солдаты стали двигаться вперед. По дороге идти не получалось, она постоянно находилась под обстрелом вражеской авиации. Немецкие самолеты заходили пятерками и беспрерывно бомбили её. Было принято решение передвигаться по воронкам от оставленных вражеских снарядов. В одной из воронок был найден раненый в ногу командир. Бинтов и жгутов с собой не было, оборвав сорочку, Валентина перебинтовала пострадавшего.

Дойдя до Херсонесского маяка, им открылась страшная картина. «Чтобы описать эти страшные минуты, нужно быть большим специалистом. Людей много и когда катер подошел к причалу, деревянный причал не выдержал такого веса и рухнул», — обьясняет Валентина Ивановна. В этой суматохе она теряет раненого командира и свою боевую подругу.

К ночи стали собираться отряды желающих прорваться сквозь наступления немцев. Группа из моряков, санитаров, пехоты несколько ночей подряд пыталась прорваться, но попытки оказались безуспешны.

В поисках путей отступления, Валентина находит полуразрушенный блиндаж. В нем находилось около 5 человек. Поняв, что отступать некуда, некоторые из них решили свести счеты с жизнью. Первым застрелился начальник особого отдела, за ним начальник санэпидотряда. Оставались только Валентина и комсорг. Он решает первым выйти и покончить с жизнью.

«Вышел он с этим пистолетом, а я сижу и жду. И вот проходит время, но выстрела не слышно. Возвращается. Бросил пистолет и говорит: «Валя, я не могу». Я взяла этот пистолет и вышла на улицу. Поднимала его несколько раз, но так и не смогла», — рассказывает Валентина.

Страх перед пленом так и не смог преодолеть желание жить. Валя решает бороться до конца.

В скором времени она попадает в плен к фашистам. Пленных выстроили в колоны, и заставили идти. Тех, кто падал или пытался помочь обессиленным, расстреливали на месте. В плену солдаты не теряли достоинства и шли с высоко поднятой головой, вспоминает Валентина Ивановна.

Первая попытка убежать провалилась. Её избили и вернули в строй.

Спустя некоторое время строй вошел в город. Пленные солдаты советуют ей бежать, пока они не оказалась за колючей проволокой. Так как на ней не было военной формы, шансов на побег было больше. Валентину подвинули на край колоны, и в то время, когда они сровнялись с толпой местного населения, она решается бежать. Спрятавшись в развалинах, девушка теряет сознание. На следующий день в городе она знакомится с одесситкой и военным фельдшером Мусей Давидович. Их приютила местная жительница под лестницей разрушенного дома. 1 августа компания решает покинуть Севастополь и перейти линию фронта, чтобы вернутся в Одессу.

По дороге в Одессу, они решают укрыться на время. Вскоре знакомятся с местным рыбаком и просят у него убежища взамен на бесплатную работу.

«И вот однажды рыбак будит нас ночью и спрашивает: «Нанимались на работу?» — Нанимались, — отвечаю я, — Ну только пусть Муся поспит, больная ведь. Но он сказал, что вдвоем взялись за это дело, значит и работать должны вдвоем», — вспоминает Валентина.

Рыбак дал им узелок и посадил в лодку. Он перевез их на другую сторону «как дед Мазай», — шутит Валентина Ивановна.

После прибытия в Одессу, Валентина долго не могла прийти в себя. Поэтому родственники обратились к профессору Шевелеву. Доктор принимает решение изолировать девушку от пагубной обстановки, и принимает на работу лаборанткой в психиатрической больнице.

Придя в себя, Валентина решается с товарищами начать свою борьбу против фашистов. Один из ее друзей делает самодельный радиоприемник. Так они получили возможность получать сводки от Совинформбюро, которые переписывали от руки на бумагу, чтобы потом донести их людям. Такая информация была крайне важна: немцы по своим каналам передавали то, что Москва пала и Красная Армия потерпела поражение, дабы сломить дух народа и поверить в своё поражение, а та информация, что распространялась отрядом Валентины, давала надежду людям на светлое будущее, надежду на победу.

После освобождения Одессы, война для Валентины Ивановны не закончилась. Её призывают в штаб партизанского движения Украины в Киев. Там её готовят и отправляют на спецзадание в Румынию. За выполнение которого, Валентина Ивановна получает медаль «Партизана Отечественной войны» 1 степени. Также отважную одесситку награждают медалями «За оборону Одессы», «За оборону Севастополя», «За победу над Германией» и орденами «Отечественной войны» 1 и 2 степени, «Богдана Хмельницкого» и «Георгия Жукова».

Под конец войны Валентина Ивановна повстречала свою большую любовь и будущего мужа Анатолия Лучинкина. В марте 1945-го возле оперного театра состоялось первое свидание влюбленных, а в конце апреля молодые поженились. Они прожили вместе 41 год и вырастили двоих сыновей.

После войны Валентина Ивановна работала операционной медсестрой, инструктором райкома комсомола, заведующей научной библиотеки, а с выходом на пенсию Валентина Лучинкина погрузилась в работу в Военно-историческом музее Южного оперативного командования и возглавила работу совета ветеранов Приморской армии.

Эта талантливая женщина, повидавшая все горести войны, позже решила поделиться со всеми историей тех дней. Она выпустила альбомы, посвященные обороне Одессы, участвовала в создании серий телевизионных программ «Герои и подвиги», а совместно с генерал-майором в отставке Романом Агриковым выпустила книги «Аллея Славы», «Пояс Славы», «Поклонимся великим тем годам», пособие для школьников «И назван мой город героем».

Валентина Ивановна Лучинкина и сейчас не перестаёт писать книги. Она мечтает донести до молодого поколения одесситов подвиги соотечественников. Поделиться с ними не просто историей того времени, которую они учат в школе, а историей обычных людей, которые её создавали.

Loading...

НЕТ КОММЕНТАРИЕВ

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ