Годовщина трагедии в колледже на Троицкой: кого винят в пожаре и к чему за год пришли суды

Годовщина трагедии в колледже на Троицкой: кого винят в пожаре и к чему за год пришли суды

Ровно год назад пожар в колледже экономики, права и отельно-ресторанного бизнеса забрал 16 жизней. По итогам досудебного расследования на скамье подсудимых оказались 4 человека, но судить их пока не начали. Очередное заседание суда было назначено как раз на сегодня, на годовщину трагедии. «Пушкинская» подготовила краткую ретроспективу пожара и разобралась к чему за год пришло следствие. 

Предпосылки трагедии

В далеком 2014 году ГСЧС Одесской области проверило пожарную безопасность в колледже. Результатом стал список грубых нарушений и предписание № 471 от 27.06.2014 их устранить. 

Тогда, среди прочего, спасатели отметили:

  • — помещения колледжа не оборудованы автоматической пожарной сигнализацией; 
  • — помещения колледжа не оборудованы системой оповещения и управления эвакуацией людей при пожаре; 
  • — не демонтированы горючие материалы на путях эвакуации; 
  • — персонал не обеспечен средствами защиты органов дыхания в соответствии с нормами.

До пожара, который вспыхнул 4 декабря 2019 года, нарушения так и не устранили. Об этом уже после трагедии заявили следователи. Они же добавили, что в колледже не просто отсутствовала автоматическая система оповещения о пожаре, датчики дыма и температуры, но и огнетушители не были расставлены по местам. 

Дом Асвадурова

Дом, в котором произошел пожар — это угловое здание с двумя адресами: Троицкая, 25 и Пушкинская, 37. Возвели его в 1914 году. Называют дом по имени заказчика его постройки —  табачного фабриканта Сирагана Исааковича Асвадурова. Это памятник истории и архитектуры местного значения. 

Основной собственник здания — государство в лице Национальной академии наук Украины и министерства образования. На двоих они владеют почти 9 тысячами квадратных метров здания. Еще 1286 метров принадлежат территориальной громаде Одессы, там находится КП «БТИ». 

Одесский колледж экономики, права и отельно-ресторанного бизнеса обосновался в доме Асвадурова в 1992 году.

Еще до пожара минобразования намеревалось передать помещения колледжа, а это 2871,8 квадратных метров, из государственной собственности в областную. Летом 2019 года облсовет дал свое согласие, но на этом тема почему-то заглохла. После трагедии педалировать этот вопрос, естественно, не стали. В том, что колледж в свое время не отошел в областную собственность, облсовет и минобразования винят друг друга. 

После пожара суд арестовал все помещения по адресу Троицкая, 25 и Пушкинская, 37. Одесский горсовет дважды пытался этот арест снять. Директор департамента коммунальной собственности переживал, что арест и запрет на вынос документов делает невозможным работу КП «БТИ». Суд, однако, мэрии оба раза отказал. 

Дальнейшая судьба здания остается туманной

4 декабря 2019: пожар

Цепь событий, которая, по версии следствия, привела к трагедии, написана в материалах дела сухим юридическим языком. Но и эти строки тяжело читать.

Там сказано, что пожар начался в кабинете № 9 на 3-м этаже учебного корпуса. Это кабинет заведующей дневным отделением экономики и предпринимательства и по совместительству учителя физики Ирины Тарановой. Следствие считает, что, придя на работу утром 4 декабря, она подключила электрический обогреватель к удлинителю, от которого работала и оргтехника. Обогреватель стоял у стены между окнами. 

Примерно в 9:50 Таранова якобы вышла из кабинета и закрыла дверь. Обогреватель продолжал работать. Вскоре, указано в судебном реестре, случилось короткое замыкание, вспыхнул огонь. Потушить его сразу было некому и нечем. Совсем скоро пламя начало неконтролируемо распространяться, в том числе из-за горючей облицовки стен в коридорах.

Из-за отсутствия системы оповещения учащиеся и преподаватели не сразу поняли, что происходит. Некоторые упустили драгоценные минуты для спасения. Не смогли люди выбраться и через пожарный ход, потому что двери там были заперты снаружи, а на окнах висели решетки. 

Пожар тушили более суток. Внутренние перекрытия в той части здания, где находился колледж, с последнего до первого этажа обрушились. 

На пепелище обнаружили останки 14 человек. Еще двое умерли в больнице. Позже экспертиза установила, что 14 погибших задохнулись угарным газом, а двое получили смертельные травмы из-за падения с большой высоты. Среди них спасатель Сергей Шатохин.  

Еще 30 человек после пожара попали в больницу. Это и учащиеся, и работники колледжа, и сотрудники ГСЧС.

Материальный ущерб, по данным следствия, составил 13 миллионов гривен — ничто по сравнению с масштабами человеческой трагедии.

После пожара следователи найдут в здании 13 огнетушителей, еще несколько электрических обогревателей, кипятильник и провод удлинителя, который соединен «кустарным способом». Так что обогреватель Тарановой явно был не единственным.

Так дом Асвадурова выглядит сейчас.

Кого следствие винит в трагедии

Подозрение вручили 4 работникам колледжа — 3 действующим и одному бывшему: Ирине Тарановой, которая, по версии следствия, неосмотрительно оставила в кабинете работающий обогреватель, завхозу сгоревшего корпуса Татьяне Фомич, директору колледжа Любови Кочерге и ее бывшему заму Андрею Хаецкому, который в свое время отвечал за административно-хозяйственную работу колледжа. 

Обвиняемые по делу о пожаре в доме Асвадурова.

Кроме того, пожар в доме Асвадурова отрекошетил и в главу ГСЧС Одесской области Виктора Федорчака. После трагедии его уволили и объявили о подозрении. 

Какие у следствия претензии

Всех работников колледжа обвиняют в нарушении правил пожарной безопасности, которые привели к тяжелым последствиям. За это преступление предусмотрено от 3 до 8 лет лишения свободы. 

Ирина Таранова

Заведующая дневным отделением экономики и предпринимательства, по мнению следствия, запустила трагическую цепочку событий. Следствие считает, что она была ознакомлена с инструкцией о мерах пожарной безопасности, которые, кроме прочего, запрещают использование бытовых электронагревательных приборов в помещениях колледжа.

О подозрении Тарановой сообщили 12 мая 2020 года. Сначала суд отправил ее под круглосуточный домашний арест и запретил общаться со свидетелями, потерпевшими и подозреваемыми, со студентами, их родителями и работниками колледжа.

Избрание меры пресечения для Ирины Тарановой

От должности ее не отстранили, так что Таранова продолжала преподавать через Zoom. Вскоре апелляция по просьбе адвоката Тарановой отменила круглосуточный домашний арест, заменив его на ночной и запретив общаться лишь с подозреваемыми. 

11 июня преподавателю по ходатайству следователя еще раз смягчили меру пресечения — с ночного домашнего ареста на личные обязательства. Она должна не покидать город без предупреждения и являться к следователям по первому требованию.  

Сама Таранова уже рассказывала нам, что виновной себя не считает. Зав отделением настаивала, что в ее кабинете была включена только оргтехника.

Любовь Кочерга

Директором колледжа Кочерга стала в марте 2016 года. Договор с ней заключили на 5 лет. Следствие считает, что она на своей должности не приняла мер, чтобы устранить все имевшееся проблемы с пожарной безопасностью.

11 декабря 2019 года суд отправил ее под круглосуточный домашний арест. Весной его заменили на ночной домашний арест, а в начале лета — на личные обязательства.

Директор колледжа заявляла, что последний ремонт был проведен в общежитии колледжа в 2018 году за собственные деньги, потому что Министерство образования денег на ремонт не выделяло. Последняя замена электросетей — в 2005 году

Татьяна Фомич

Фомич работала в колледже завхозом. Следствие считает, что в 2014 году, после проверки ГСЧС, завхоз ознакомилась с предписанием и знала обо всех нарушениях, но ничего не сделала, чтобы их устранить. 

Кроме того, следователи утверждают, что почти за 3 месяца до трагедии Фомич была назначена ответственной за пожарную безопасность в колледже. Когда случилась беда, завхоз не смогла помочь в беспрепятственной эвакуации через пожарный ход. 

Татьяне Фомич избирают меру пресечения.

Именно на нее возлагают ответственность за то, что двери пожарного хода были закрыты снаружи, а на окнах висели решетки.

Ее суд тоже сначала отправил под домашний арест, а в начале июня смягчил меру пресечения на личные обязательства.

Защита Татьяны Фомич не согласна с обвинением. Адвокаты уже как-то заявляли, что Фомич не ответственна за противопожарную безопасность корпуса. Она всего лишь завхоз или, как написано в ряде документов, комендант. То есть, Фомич — не должностное лицо. И тем более не должностное лицо, отвечающее за противопожарную безопасность.   

Андрей Хаецкий

Хаецкий — одесский поэт, за которого вступилась общественность и даже вышла на акции протеста. По версии следствия, однако, Хаецкий оказался подозреваемым совсем не случайно.

Так, в период с 2013 по 2016 год Хаецкий занимал должность замдиректора по развитию учебного учреждения. С мая 2017-го по 22 ноября 2019 он был замом по административно-хозяйственной деятельности.

Андрей Хаецкий

Согласно должностной инструкции, утверждают гособвинители, Хаецкий отвечал, в том числе, и за пожарную безопасность. Обвиняют его в том, что он на своей должности не предпринял действий по устранению нарушений, которые ГСЧСники нашли еще в 2014 году. Несмотря, на нарушения, в августе 2019 года Хаецкий по версии следствия подписал вывод о готовности колледжа к новому учебному году. 

22 мая его арестовали и, в отличие от бывших коллег, прямиком отправили в СИЗО. Адвокат Хаецкого тут же подала апелляцию и уже через 5 дней арест отменили. Экс-замдиректора отдали на поруки народным депутатам Анатолию Урбанскому и Сергею Калебошину.

Защитник Хаецкого — Юлия Токаева заявляет, что они не согласны с обвинением.

«Обвинение должно быть подтверждено определенными документами, доказательствами. Мой подзащитный на момент пожара не работал в колледже, а его место занимал другой человек», — сказала Токаева. 

Виктор Федорчак

Его обвиняют в служебной халатности, которая привела к трем пожарам в Одессе, унесшим 33 жизни. Речь о пожарах в психбольнице на Воробьева, в отеле «Токио Стар» и, собственно, в доме Асвадурова. Упоминают следователи в материалах дела и пожар в «Виктории», но в вину Федорчуку его не ставят.

Следствие считает, что из-за халатности Федорчака, спасатели после проверки 2014 года ни разу в колледж больше не приходили. Ни планово, ни внепланово. И это несмотря на приказы и распоряжения Кабмина и ГСЧС Украины о необходимости таких проверок.

Суд

Обвинительный акт прокуратура передала в Приморский районный суд в конце июня. Подозреваемые Ирина Таранова, Любовь Кочерга, Татьяна Фомич и Андрей Хаецкий перешли в категорию обвиняемых. 

Слушание по делу до сих пор не началось: заседания уже несколько раз по разным причинам переносили: то кто-то из потерпевших не смог приехать, то адвокаты отвод судье заявят. Сегодня ситуация повторилась: не пришла Любовь Кочерга, официальная причина — ее дочь заболела коронавирусом. Рассмотрение дела перенесли уже на следующий год — на 20 января.

Дело Федорчака также все никак не начнут рассматривать. Обвинительный акт прокуратура передала в Малиновский суд в сентябре. Федорчаку грозит от 2 до 5 лет за служебную халатность. Следующее заседание назначено на 16 декабря.

В сухом остатке 

За последние три года в Одессе произошло четыре больших пожара, которые унесли жизни 36 человек. В 2017 году — пожар в детском лагере «Виктория», в 2019 году — в психбольнице на Воробьева, в отеле «Токио Стар» и в колледже на Троицкой. Последний стал самым масштабным в цепочке этих трагедий. 

Из всех фигурантов дела приговор пока получила только Наталья Янчик — старший воспитатель лагеря «Виктория». На момент пожара она в лагере уже не работала, но продолжала числиться ответственной за пожарную безопасность. Суд дал Янчик 3 года условно.

Такое длительное рассмотрение дел не внушает оптимизма, что суд  в скором времени закончит разбираться с пожаром в доме Асвадурова. И самое главное: восстановит ли приговор, каким бы он ни был, справедливость? Станет ли поводом не играть в пожарную безопасность, а реально ей заниматься.

Автор: Инна Слауцкая

Читайте также: Годовщина боли: к сгоревшему в центре Одессы колледжу несут цветы и свечи

Больше новостей

Загрузка...

Балконы, витрины и подъезды: какие улицы в конце 80-х в Одессе считались образцовыми