Истории одесских побегов: как бежали из двух городских колоний и следственного изолятора. Часть I

Истории одесских побегов: как бежали из двух городских колоний и следственного изолятора. Часть I

Побег из тюрьмы - событие неординарное и даже овеянное в общественном сознании неким романтизмом, который появился, наверное, благодаря кино. Там беглецы преимущественно хорошие парни, несправедливо оказавшиеся за решеткой. «Пушкинская» решила найти истории реальных побегов, имевших место в Одессе. Как оказалось, в них есть место и дерзости заключенных, и безалаберности «тюремщиков», а вот романтики в них совсем немного. Да и с киношными хэппи-эндами как-то не очень.  

Идея рассказать о побегах из двух одесских колоний и следственного изолятора появилась у нас в мае 2019 года. Тогда в Южной исправительной колонии №51, которая расположена на Люстдорфской дороге, вспыхнул бунт, после чего учреждение решили закрыть. Спустя 8 с лишним месяцев, уже в феврале 2020-го, прокуратура Одесской области сообщила о подозрении 7 заключенным - предполагаемым зачинщикам бунта. 

Тут нам и стало интересно - а что с реальными побегами из одесских колоний, следственного изолятора или вообще из-под стражи? Кто бежал, когда и почему? И главное - как им это удавалось, ведь заборы этих учреждений выглядит как насмешка над подобными затеями. 

Информацию о реальных побегах мы запросили у самих «тюремщиков», то есть у Южного межрегионального управления по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации министерства юстиции Украины. Там нам рассказали о 13-ти подобных ЧП. Причем случаев, когда кому-то удавалось дернуть насовсем, заявили в межрегиональном управлении, не было. 

Если  заключенных поймали, подумали мы, значит судили, а раз так, то информация должна быть в едином реестре судебных решений. В нем то мы и нашли 8 историй о решившихся на «рывок» из Южной исправительной колонии №51, Изолятора временного содержания № 21, Одесской исправительной колонии №14, из райотдела на проспекте Шевченко и даже из жигуля с конвоирами. Эпилогом каждой из этих историй был приговор по 393-й статье уголовного кодекса Украины - побег из мест лишения свободы или из под стражи. Санкция по этой статье, ни много, ни мало, - от 3 до 8 лет. 

Найденные в судебном реестре истории мы разделили на 3 тематических отрезка. И раз уж идея материала про побеги появилась после бунта в 51-й колонии, то с этого учреждения, пожалуй, и начнем. 

«Ахиллесова пята» 51-й колонии

«Тюремщики» утверждают, что за годы независимости Украины из Южной исправительной колонии №51, что на Люстдорфской дороге, 9, бежать пытались 7 раз и в пяти случаях беглецам удавалось покинуть охраняемую территорию. Некоторые из этих побегов сопровождались нападениями на охрану. Никто из сотрудников тюрьмы, однако, не погиб. Например, в 1993 году, рассказали в пенитенциарной службе, двое осужденных напали на часового, использовав бутылку с зажигательной смесью. Часовой остался жив, а вот как сложилась дальнейшая судьба заключенных - нам неизвестно.

Вообще из официального ответа тюремной администрации стало понятно, что охрана, высокие заборы и «кудрявая» колючка на них не гарантируют 51-й колонии полную «побегоустойчивость». Наиболее уязвимым ее местом, как оказалось, является овощехранилище, расположенное на территории промзоны учреждения. Через него заключенные бежали минимум дважды - в 2013-м и 2018-м. Причем «рывок» 2013 года закончился для сидельцев крайне неудачно. Спустя 5 лет уже другие заключенные, решившие сбежать через «ахиллесову пяту» 51-й колонии, действовали более удачно. Они явно проделали работу над ошибками предшественников, а вот тюремная администрация, судя по всему, выводов не сделала. 

Еще один случай, когда сотрудники 51-й колонии проявили себя не лучшим образом, произошел в августе 2015 году. Один из заключенных, которого за хорошее поведение обеспечили работой за пределами колонии у некого контрагента, в один прекрасный день просто взял и ушел. Не уследили, так сказать. Причем после побега мужчина еще 2 или 3 года оставался на свободе.  

О побегах через овощехранилище и «уходе» от охраны мы сейчас и расскажем. Тут, правда, надо сразу сделать важную ремарку. Ни в официальных данных от «тюремщиков», ни в приговорах судов, к большому сожалению, нет ни слова о мотивах беглецов. Почему они шли на столь отчаянный шаг - из-за необузданной дерзости, угрозы собственной жизни или просто по глупости - мы не знаем. Вряд ли кто не слышал о жутких условиях содержания в отечественных тюрьмах, но без мотива арифметика заключенных все равно получается довольно странной. Объясняем почему. 

За побег - переломы и уроки умножения от одесского суда

Итак, история первая. Дело было весной 2013-го года. На побег из 51-й колонии решились двое ранее судимых граждан соседней Молдовы. В 2012 году районные суды Одесской области отправили одного из них в тюрьму на 6 лет, а другого - на 4. Получивший больший срок мужчина «заработал» его нанесением телесных повреждений по неосторожности, кражу с проникновением в жилище, грабеж с применением насилия, и угон чужого транспортного средства. Второй беглец отбывал свою 4-ку просто за ограбление с применением насилия.

Из судебного реестра известно, что сбежали заключенные 19 мая 2013 года. Они успешно покинули охраняемую территорию около 12:50 минут, то есть белым днем. Хотя успешно - это, конечно, преувеличение. На пути к свободе беглецы разобрали кирпичную кладку чердака овощехранилища, выбрались на забор колонии и спрыгнули с него на тротуар Люстдорфской дороги. 

Как писали тогда СМИ, прыжок этот обошелся заключенным очень дорого. И речь даже не о будущем приговоре. Прыгать им пришлось с высокого тюремного забора прямо на асфальт. В итоге один беглец сломал ноги, а второй - разбил голову. Вдобавок - поломанные руки и ребра. Так что скрыться после прыжка мужчины уже физически не смогли. Люстдорфскую дорогу в месте ЧП перекрыла полиция, а беглецов отвезли в больницу, приставив к ним охрану. 

фото - "Думская

30 июля 2013 года, то есть спустя всего два месяца, они за свой поступок получили и новые сроки. Суд квалифицировал их действия как побег, совершенный группой лиц по предварительному сговору. Свою вину заключенные в суде признали полностью, а вот давать показания отказались. Вынося приговор, судья Малиновского районного суда Одессы Алексей Стариков учел раскаяние беглецов, но признал, что побег - преступный рецидив. В итоге граждане Молдовы получили по 6 дополнительных лет в тюрьме из 8 возможных за подобное преступление. Это наказание частично объединили с еще неотбытыми до побега сроками, фактически умножив их в 2 с лишним раза. И тут пора вспомнить, что без мотивов заключенных - их поступок совершенно непонятен. 

Мужчине, который отбывал 6-летний срок за целый букет преступлений, сидеть оставалось 4 года, 9 месяцев и 2 дня. Судья частично объединил неотбытое наказание с новым 6-летним сроком уже за побег, и получилось - 9 лет тюрьмы. Второму беглецу, ранее получившему 4 года, сидеть вообще оставалось 2 года, 7 месяцев и 5 дней. Ну а после побега - ровно 7 лет.

Судя по отсутствию в судебном реестре других решений в рамках этого дела, с подобной арифметикой беглецы смирились и в апелляцию не пошли. Вполне возможно, что они и по сей день находятся за решеткой. 

Через овощехранилище к свободе или «рывок» в летнюю ночь

Эта история - из относительно свежих. Ее герои - 21-летний Иван Запорожан, 23-летний Владислав Куспис и 26-летний Вячеслав Загорняк. Они сбежали из 51-й колонии около 4 утра 17 июля 2018 года. Через овощехранилище, ясное дело. В тюрьме же они оказались после приговоров Татарбунарского и Беляевского районных судов области в 2016 и 2017 годах. По данным полиции и прокуратуры, Запорожан и Куспис отбывали 5-летние сроки за кражи, а Загорняк, которого правоохранители позже назовут организатором побега, получил 12 лет за «насильственное удовлетворение половой страсти неестественным способом, совершенное в отношении ребенка». 

Если верить судебному реестру, в летнюю ночь трое осужденных выбрались на забор тюрьмы через «искусственно созданное отверстие» в стене овощехранилища. После этого они отодвинули колючую проволоку, спрыгнули на тротуар Люстдорфской дороги и скрылись. Звучит довольно просто. Особенно если учесть, чем закончился прыжок со стены для беглецов в прошлый раз. 

Все это беглецы провернули при помощи лома, полотна от ручной пилы, зеркала, двух пододеяльников, мужской жилетки и бытовых рукавиц. По-крайней мере именно эти вещи стали вещдоками в деле. А еще побег, судя по всему, попал на видеорегистратор какого-то автомобиля. Устройство после разбирательств в суде постановили вернуть владельцу, а остальные вещдоки - уничтожить.   

Ну а на утро после побега начальник колонии Тагир Ахмедов сообщил, что до этого заключенные вели себя спокойно, попали в тюрьму в разное время и даже жили в разных блоках. А еще Ахмедов добавил, что осудили беглецов якобы по «неопасным статьям», хотя 26-летний Загорняк сидел за особо тяжкое преступление. Ну, может начальник колонии просто не хотел устраивать панику среди горожан. Полиция тем временем отрядила 15 специальных групп на поиски беглецов. 

Запорожана и Загорняка правоохранители нашли довольно быстро. Их задержали вечером того же дня в районе Еврейского кладбища - где-то около пересечения улиц Промышленной и Химической. На поиски третьего заключенного ушло еще 3 дня, но и его в итоге схватили. По данным областной прокуратуры, когда Владислава Кусписа задержали, он направлялся в Киев. На Киевской трассе его и поймали сотрудники группы реагирования патрульной полиции. О том, где искать беглеца им сообщил некий гражданин. При этом Куспис во время задержания, утверждали в полиции, оказал сопротивление. У него изъяли «предмет похожий на нож». 

Спустя 5 месяцев, 16 ноября 2018 года, Малиновский районный суд Одессы вынес беглецам новый приговор. Их действия, как и в прошлой истории, квалифицировали по ч.2 ст. 393 Уголовного кодекса, то есть побег, заранее спланированный группой «сидельцев». При этом все тот же судья Алексей Стариков учел, что вину беглецов смягчает их искреннее раскаяние, но отягощает - новое преступление, совершенное уже сидящими. Свою вину в зале суда заключенные, как и их предшественники, признали полностью и отказались давать показания. 

За побег мужчины получили по 5 дополнительных лет тюрьмы. Этот срок частично объединили с тем, который они отбывали до «рывка». В итоге Ивану Запорожану и Владиславу Куспису фактически обновили их 5-летние сроки, и даже добавили немного сверху - по 5,5 лет каждому. По той же схеме наказание получил и отбывавший 12-летний срок Вячеслав Загорняк. Судья решил, что по совокупности преступлений беглец должен провести в тюрьме еще 12,5 лет. 

Оспаривать приговор судьи Старикова беглецы, судя по всему, не стали. Такие вот несладкие пироги. 

А что так можно было? 

Этот побег, в отличие от первых двух, прошел, кажется, без шума и пыли. Как-то даже буднично, что-ли. В августе 2015 года заключенный одесской исправительной колонии №51 смылся от своих надзирателей, а потом несколько лет еще и скрывался от правоохранителей. Герой этой истории - гражданин Украины, родившийся в Тирасполе. Возраст заключенного в судебном реестре не указан, зато известно, что будущий беглец был осужден в феврале 2012 года за грабеж и разбой. Получил он за свои «подвиги» 7 лет тюрьмы. 

До дня побега заключенный уже 8 месяцев находился в так называемом участке социальной реабилитации при колонии и был обеспечен работой за пределами тюрьмы, но с соблюдением требований безопасности и постоянным контролем. Ну, не таким уж и постоянным, судя по всему. Туда, по данным пенитенциариев, его перевели за хорошее поведение, добросовестное отношение к труду и как вставшего на путь исправления. Более того, еще через 9 месяцев мужчина якобы мог рассчитывать на условно-досрочное освобождение. Но, по известным лишь беглецу причинам, не сложилось. 

После утренней поверки 19 августа 2015 года, а если быть точнее - в промежутке времени между 7:40 и 13:00, заключенный-разнорабочий покинул территорию контрагентского объекта и скрылся. Действовал он при этом, указано в тексте приговора, тайно и воспользовался отсутствием надлежащего присмотра со стороны работников колонии. 

Сколько после этого беглец оставался на воле - 2 или 3 года - не очень понятно. В судебном реестре указано, что поймали экс-заключенного практически в аккурат на вторую годовщину побега - 23 августа 2017 года. При этом из текста приговора понятно, что скорее всего схватили мужчину не в августе 17, а 18 года. То есть не через 2, а через 3 года. Задержали беглеца сотрудники Лиманского отдела полиции. 

На суде обвиняемый искренне раскаялся в содеянном и просил его строго не карать. Он же пообещал преступлений больше не совершать. Суммировав позитивные характеристики беглеца в прошлом и рецидив правонарушения, то есть побег, судья Вадим Коваленко вынес довольно мягкий приговор - 3 года лишения свободы. Это, напомним, минимально возможное наказание за побег из тюрьмы или из под стражи. 

К этим 3 годам судья частично прибавил еще неотбытый срок прошлой отсидки и вычел время, которое заключенный провел в СИЗО с момента задержания и до нового приговора. Причем пребывание в СИЗО, согласно так называемому «закону Савченко», считали по формуле 1 день за 2. Как итог, с 5 января 2019 года, когда приговор судьи Коваленко вступил в законную силу, за решеткой беглецу предстояло провести примерно 3 года и 3 месяца. 

Такие вот несладкие пироги в 51-й колонии. 

В следующей части «одесских побегов» мы расскажем две совершенно непохожие истории из одесского СИЗО. Одна по-настоящему остросюжетная: с захватом заложников, требованием предоставить транспорт для побега, а вторая - ну прям очень глупая. 

Читайте также: За что судят мужчину, который 28 февраля пронес «гранату» в Приморский райсуд Одессы

Больше новостей

Загрузка...