Истории одесских побегов: как бежали из двух городских колоний и следственного изолятора. Часть II

Истории одесских побегов: как бежали из двух городских колоний и следственного изолятора. Часть II

Еще весной «Пушкинская» рассказала 3 реальные истории о побегах из 51-й колонии. Недавнее ЧП, когда в районе ЖД вокзала заключенный «дернул» от своих конвоиров, напомнило, что рассказали мы тогда не все. Есть у нас в загашнике еще несколько историй о побегах, в том числе достаточно остросюжетных. Вспомнили — рассказываем. 

Цикл материалов о побегах мы задумали давно — еще в мае 2019-го. Тогда в 51-й колонии на Люстдорфской дороге произошел бунт, послуживший основанием для ее закрытия. Во время бунта появилась информация, что часть заключенных вырвалась наружу и скрылась в частном секторе. Полиция эту информацию быстро опровергла, но мы загорелись идеей рассказать о реальных побегах прошлого. 

За информацией о подобных ЧП мы обратились в инстанцию с длинным названием — Южное межрегиональное управление по вопросам исполнения уголовных наказаний и пробации министерства юстиции Украины. Оттуда нам ответили, что за годы независимости из двух одесских колоний (51-й и 14-й), а также из одесского следственного изолятора №21 бежать пытались 13 раз. Иногда удачно, иногда нет. 

В предыдущей части этого материала, мы рассказали о побегах, имевших место в Южной исправительной колонии №51. Теперь поговорим о СИЗО.

4 побега из одесских «Крестов»

Прежде, чем перейти к побегам — минутка мрачной, но все же эстетики. Одесский следственный изолятор №21 находится на Люстдорфской дороге, 11\1. Он расположен  в тюремном комплексе, построенном еще в 1891-1894 годах. Проектировал его Антоний Томишко, строивший и питерские «Кресты». Отсюда и схожесть. Арка главных ворот комплекса является плодом работы другого известного архитектора — Александра Бернардацци.

На территории одесского СИЗО, между прочим, находится и так называемый «бункер» — спецблок, где заключенные отбывают пожизненное наказание, а когда-то ждали и смертной казни. 

За последние 11 лет, по информации «тюремщиков», бежали из СИЗО 4 раза. В 2009-м трое несовершеннолетних связали одеяла и спустились по ним из окна камеры. После этого беглецы смогли преодолеть и основную ограду изолятора. Поймали их довольно быстро. Побег стал возможен из-за «неудовлетворительного исполнения служебных обязанностей сотрудниками изолятора». 

Следующий случай произошел через 2 года, то есть в 2011-м. Хотя если верить старым сводкам в СМИ, то на «рывок» заключенные пошли не в феврале 2011-го, а годом ранее — в 2010-м. Тогда из упомянутого уже «бункера» бежали двое сидельцев-пожизненников. 

Они разобрали подоконник камеры «максимального уровня безопасности», вынули решетку и выбрались во двор СИЗО. После этого неподалеку от ворот КПП беглецы попытались перемахнуть через забор, отделяющий охраняемую территорию от Люстдорфской дороги. Одному из заключенных это удалось, а второго сотрудники изолятора схватили. 

Более удачливым беглецом, заявляли тогда правоохранители, оказался 33-летний Степан Р., сидевший за ряд тяжких преступлений. Он якобы поймал такси и уехал в сторону родного села в Коминтерновском (Лиманском) районе. Сутки спустя он вернулся в Одессу, где и был пойман.  

Третий побег из СИЗО имел место в 2012 году. Его обстоятельства — нелепы. Последняя же на сегодняшний день попытка сбежать из следственного изолятора, заверили пенитенциарии, была еще в 2015-м. Эта история — по-настоящему остросюжетная, с захватом заложников. 

О двух последних ЧП в СИЗО мы и расскажем. Их подробности мы нашли в судебном реестре. Чего мы там, к сожалению не нашли, так это мотивации беглецов. 

Операция «ЗЗЗ» или заточки, заложники, задержание 

Предыстория

Эта история — настоящий боевик. Произошла она летом 2015-го года. Ее главные герои, или скорее антигерои — неоднократно судимые уроженцы Одесской области. Один из села Юрковка Тарутинского района, а второй — из Ивановки, что в Любашевском районе. Их имен и возраста мы не знаем. 

Знаем, однако, что еще в марте 2010-го Малиновский районный суд впервые рассматривал дело уроженца Юрковки. Тогда за кражу он получил три года условно, с испытательным сроком в 2 года. Правда, уже через год тот же Малиновский суд снова судил этого гражданина. На этот раз его обвиняли в занятии мошенничеством. По совокупности двух «заходов» в суд он получил 3 года и 1 месяц теперь уже реального срока. 

Следующий приговор уроженец Юрковки получил в 2014-м. Судя по всему, он попался буквально в первые же месяцы после отсидки. Судили его снова за кражу и дали уже 5 лет тюрьмы. Апелляционный суд Одесской области, правда, в мае 2015-го скостил срок до 3 лет и 6 месяцев.   

Уроженец села Ивановка прошел схожим безрадостным путем. В 2013-м попался на краже, получил условное наказание с испытательным сроком, но быстро взялся за старое. Буквально через 2 месяца его снова судили за кражу с проникновением в жилище и грабеж. Итог — 4 года тюрьмы. 

Вот с таким «багажем» сидельцы и решились на побег из СИЗО. Причем побег не простой, а с захватом заложников. До побега администрация СИЗО характеризовала заключенных негативно. Они якобы числились среди нарушителей распорядка и общались со своей стражей не очень вежливо. 

При этом характеры беглецов, указано в судебном реестр, были совершенно разные. Уроженца Юрковки характеризовали как безгранично активного (именно так — безгранично), порывистого, нетерпеливого, вспыльчивого, раздражительного и резкого. В то же время уроженца Ивановки считали замкнутым, переборчивым в контактах, с аналитическим складом ума и вдумчивым подходом к решению проблем. 

Побег

На побег мужчины пошли в 4 утра 10 июня 2015 года. Они неустановленным предметом открыли замок камеры №121, расположенной на втором этаже Одесского СИЗО, и направились в служебное помещение старшего по отделению. Там дежурил некий старший прапорщик внутренней службы. Приближения заключенных он не заметил. 

Один из беглецов приблизился к прапорщику, держа в руке сделанную из ложки заточку, схватил дежурного за шею и приставил ложку к его горлу. Тут же прозвучали угрозы «нанести увечья, опасные для жизни». Дежурный замер. 

Воспользовавшись этим, второй беглец снял с пояса прапорщика газовый баллончик, резиновую дубинку ПР-73, а еще связку ключей от всех камер и входных дверей корпуса. 

Удерживая прапорщика в заложниках, заключенные двинулись в дежурную часть СИЗО. Там в это время находились оператор видеонаблюдения и старший лейтенант внутренней службы. Последнему заключенные и выдвинули свои требования: предоставить транспорт и дать возможность беспрепятственно покинуть учреждение. 

Старший лейтенант решил тянуть время и пообещал выполнить условия заключенных. После этого беглецы позволили ему покинуть помещение, чтобы найти подходящий транспорт. 

На поиски автомобиля старший лейтенант отправился не сразу. Сначала он позвонил и.о. начальника СИЗО и в полицию. Тогда еще милицию. После этого старлей вернулся к удерживающим заложника заключенным и сказал, что машину уже заправляют и он сам ее подгонит. Заключенные потребовали найти для них водителя-гражданского, но получили отказ — старлей сказал, что поведет сам. 

Через какое-то время старший лейтенант подогнал к внутренним воротам СИЗО зеленый ВАЗ 21099. К нему спустились беглецы вместе с заложником и расположились на заднем сиденье автомобиля. Один из заключенных заблокировал все двери. Беглецы потребовали, чтобы лейтенант-водитель проехал сквозь внутренние ворота СИЗО. Если выполнит — они обещали освободить взятого в заложники старшего прапорщика. Старлей так и сделал: проехал сквозь внутренние ворота, которые закрыли позади автомобиля, и остановился перед внешними.  

Тут заключенные решили сменить заложника и заточка оказалась уже у шеи старлея. Развязка была близко. 

Когда заключенные открыли задние двери, чтобы выпустить старшего прапорщика, спецназовцы из военизированного подразделения пенитенциарной службы взяли автомобиль штурмом. 

Суд

Новый срок, теперь уже за побег, заключенные получили в августе 2015 года. Во время слушаний в Малиновском районном суде они полностью признали свою вину, раскаялись и просили сурово их не карать. Однако раскаяние, по мнению судей, было не совсем искренним — действия заключенных зафиксировала система видеонаблюдения, так что отрицать свои вину или искажать факты не имело смысла.

При этом заключенные пролили свет на некоторые обстоятельства неудачного побега. Неустановленным следствием предметом, при помощи которого они открыли замок камеры, якобы была все та же заточка, сделанная из ложки. Кроме того, один из сидельцев заверил, что побег не был спланирован: идея была спонтанной, а действия — произвольными, без каких-либо оговоренных заранее шагов.

Из решения суда, кстати, стало понятно, что беглецы были достаточно молоды. Указано, что хоть их возраст и свидетельствует о психологической слабости, неопытности, отсутствии воспитания и должного образования, все же мягкость при принятии решения суд проявлять не намерен. Тем более что заключенные совершили тяжкое и особо тяжкое преступления уже отбывая наказание за предыдущие «подвиги». 

Захват в заложники правоохранителя, посчитали судьи, унижает авторитет органов государственной власти. 

Сами заложники заявили судьям, что претензий материального или морального характера к заключенным не имеют. Гражданские иски они не подавали и подавать не будут, да и в слушаниях участвовать не хотят. Что же касается наказания — полагаются на мнение прокурора. 

Через 2,5 месяца после неудачной попытки побега, а именно 28 августа 2015 года, заключенным вынесли новый приговор. Они получили по 5 лет за попытку побега и по 9 лет за захват заложников. Более суровое наказание при этом поглотило более мягкое, так что кругом-бегом — 9 лет тюрьмы. Ну а вместе с неотбытыми до побега сроками окончательный вердикт составил 10 лет тюрьмы каждому. 

Примечательно, что до побега каждому из них оставалось сидеть меньше 4 лет. 

После приговора они не сдались и попытались оспорить решение Малиновского районного суда в апелляционной инстанции. Один осужденный просил смягчить приговор, заявив, что сотрудничал со следствием, а второй — просил о снисхождении с оглядкой на состояние здоровья. Судьи Апелляционного суда Одесской области посчитали, что приговор был справедливым. 

Правда, заключенным все же удалось уменьшить себе наказание — помог так называемый «закон Савченко». Дело в том, что приговор за побег вступил в силу только после решения апелляционного суда. Последний вынес его аж в 2016, так что 2,5 года, проведенное беглецами в СИЗО —  с января 2014 года по июнь 2016 — засчитали по принципу день за два. 

Если наши расчеты верны, выйти герои этой истории должны где-то в 2021 году. 

К свободе по приставной лестнице 

Эта история — полная противоположность предыдущей. Не было в ней ни заточенных ложек, ни заложников. Зато был очень странный способ приобщения заключенных к труду. Что называется, верим на слово, что не побежишь. А уроженец села Валентиновка Ширяевского района области взял и убежал. Просто «перепрыгнул забор при помощи рабочей лестницы». 

Предыстория

В СИЗО заключенный находился с ноября 2011 года. Попал он туда из-за обвинений в грабеже и краже. Причем краже повторной или совершенной группой лиц. В конце мая 2012 года суд приговорил выходца из Валентиновки к 4 годам лишения свободы, но в колонию герой этой истории так и не поехал, а остался в СИЗО. Судя по всему, он фигурировал в другом деле о краже. Причем осудили его по этому делу уже после истории с побегом. 

Побег 

Если верить судебному реестру, дело было так. 4 июля 2012 года около 14 часов заключенного привлекли к покраске забора СИЗО. Два часа спустя, около 16:20, он перемахнул через забор и был таков. Сделал он это при помощи лестницы, выданной как раз, чтобы красить было удобнее.  

Задержали беглеца три дня спустя. На его поимку, указано в решении суда, сотрудники изолятора потратили 2046 гривен и 4 копейки. По их словам, деньги пошли на бензин, который они заливали в свои личные автомобили. Эти деньги сотрудники СИЗО решили потребовать у беглеца через суд. 

Суд

Во время суда заключенный полностью признал свою вину и раскаялся в содеянном. Малиновский суд Одессы дал мужчине за побег 3 года тюрьмы. Объединив этот срок с еще не отбытым за прошлые прегрешения, судьи постановили, что окончательное наказание — 4 года и 2 месяца тюрьмы. Деньги за бензин, а именно 2046 и 4 копейки, заключенного обязали перечислить на счет СИЗО. 

Из судебного реестра известно также, что в 2016 году, то есть примерно за 8 месяцев до конца отсидки, беглец пытался скостить себе срок благодаря «закону Савченко», но не смог. Мужчине посоветовали с этим обращаться не в Малиновский суд, а в суд по месту отсидки. То есть в один из судов Житомирской области, ведь отбывал срок мужчина в Коростенской исправительной колонии №71. 

Прислушался уроженец села Валентиновка к этому совету или нет — из судебного реестра непонятно. 

Вот такие невеселые истории из одесского СИЗО. В следующей части материала мы расскажем еще о 3-х побегах. Теперь из 14-й колонии, что на Краснова, из райотдела и даже из жигуля с конвоирами.

Автор — Митя Копицкий 

Читайте также: Ковидное правосудие по-одесски: как полиция и суды наказывали горожан за игнор карантина

Предыдущая новость
633 заболевших за сутки: информация о коронавирусе в Одесской области на 16 ноября
Следующая новость
В Одессе новый антирекорд: за сутки коронавирус подтвердили у 400 человек

Больше новостей

Загрузка...