Как одесский центр помощи особенным детям готовится к открытию после карантина. Фоторепортаж

Как одесский центр помощи особенным детям готовится к открытию после карантина. Фоторепортаж

Год назад мы побывали на открытии инклюзивно-ресурсного центра №1. В нем проводят комплексную оценку развития ребенка, консультируют родителей и проводят коррекционные занятия с особенными детьми. «Пушкинская» побывала в центре и узнала, чего специалистам удалось достичь за первый год работы, как они переживали карантин и как будут работать после его снятия.

Каждый ребенок имеет право на образование, но есть дети, которым необходимы особенные условия для этого, объясняет нам директор центра Виктория Пастерначенко. Это дети с особенностями развития, поведения или мышления, врожденными или приобретенными уже при жизни. Цель центра — помочь ребенку в возрасте от 2 до 18 лет узнать его возможности: что он, в зависимости от нозологии, умеет, какие у него компетенции, какие возможности, какие ограничения могут быть в процессе обучения. 

В центр обращаются дети с разными нарушениями. Виктория признается, что буквально каждый второй ребенок имеет нарушение речи. Она считает, что виной этому отсутствие общения в семье, когда все разговоры между мамой и ребенком сводятся к тому, хочет ли ребенок кушать или гулять. Также в центре работают с детьми с нарушением слуха, зрения, с расстройством аутистического спектра, с синдромом дауна, с СДВГ, с пороком сердца или сахарным диабетом. Часто бывает, что у одного ребенка 2 или 3 особенности. 

Когда родители обращаются в центр, специалисты проводят комплексную оценку развития ребенка. В течение 10 дней его изучают психолог, дефектолог, логопед и реабилитолог. Затем они собирают консилиум и готовят заключение. Это документ, который носит рекомендательный характер, но при этом дает право ребенку получить образование в учебном учреждении. В нем для команды сопровождения в школе или садике написано, как лучше вести себя с этим ребенком. Таких заключений за год выдали около 600. 

Всего в штате центра 21 сотрудник. 5 из них — специалисты: 2 психолога, логопед, реабилитолог, дефектолог. Также в центре есть театральная студия Фауста Мидлина и подписан меморандум с Татьяной Макаровой, которая ведет школу правильного питания. Реабилитолог центра недавно получила сертификат канистерапевта, и теперь сможет проводить занятия с лабрадором, которого на открытие учреждения подарил мэр города. За год работы специалисты центра провели около 1300 коррекционных занятий для детей, которые требуют коррекции в поведении. А просто консультаций для родителей здесь провели примерно в два раза больше. 

«Есть дети, которые не разговаривали, вели себя агрессивно или не умели делать социально-бытовые вещи — сходить в туалет или взять ложку. Через 10-15 занятий дети начинали это делать. Родители со слезами приходили и говорили: “он умеет кушать, он говорит “дай”, он называет меня мамой, он переходит дорогу, он может сходить в туалет”. Это элементарные вещи для нас с вами, а для особенных детей это большой шаг», — делится Виктория.

Но бывают и не такие позитивные истории. Нечасто, но случается, что в центр обращаются родители неизлечимо больных детей, у который в запасе есть всего год-два. Сотрудники переживают это тяжело. Виктория вспоминает, как после Нового года они столкнулись с профессиональным выгоранием. 

«К пятнице пришли к такому душевному состоянию, что рыдали, увольнялись, говорили, что нет сил. Но нас сплотила поддержка друг друга. В субботу мы собрались на занятие, которое провели наш психолог и реабилитолог. По окончанию мы уже смеялись», — рассказывает Виктория. 

Из-за карантина сотрудников перевели в дистанционный режим работы. Каждый из них по очереди проводил занятия и давал рекомендации на странице центра в Facebook. Но, по словам Виктории, на детях введение карантинных ограничений сказалось не очень хорошо.

«Раньше у детей были режим, особенно у детей с расстройством аутистического спектра, которые живут по графику. Для них это был ужас, когда они не могли прийти туда, куда приходили, например, по вторникам или четвергам. Та динамика, которую дети показывали за год работы, остановилась и дала откат», — сетует Виктория. 

С 1 июня центр снова открывается. Но пока что в ограниченном режиме — будут только принимать на комплексную оценку тех детей, которые идут в школу и в детские сады. Коррекционные занятия пока проводить не будут. Сейчас центр готовят к открытию — уже убрали все ковры и мягкие игрушки, разработали два маршрута для тех, кто пришел подавать документы, и тех, кто пришел на оценку. В день в таком режиме центр сможет принять 5-6 детей. При этом будут соблюдаться меры предосторожности: масочный режим, дезинфекция, проветривание, кварцевание.

Виктория опасается, что ограничения не очень хорошо скажутся на работе. Во-первых, дети с нозологиями как правило боятся всего, что связано с медициной, поэтому сотруднику в хирургической маске они рады не будут. Также непонятно, как при масочном режиме сможет работать логопед, которому необходимо видеть артикуляцию ребенка. 

Отдельно Виктория отмечает проблему с социальной дистанцией. Детям с нарушением поведения, интеллекта или слуха будет тяжело ее придерживаться. И еще проблема с антисептиками, потому что среди детей много аллергиков, при том они не всегда могут сказать, что чувствуют себя плохо. Поэтому в центре планируют использовать антисептики без отдушек. 

Но в целом сотрудникам уже не терпится открыть двери центра для детей. 

«Карантин дал нам возможность передохнуть, но еще мы разработали новые дидактические и методические материалы», — делится Виктория. 

Текст: Анна Фарифонова, фото: Кирилл Печерик

Читайте также: Один дома: что будет с ребенком, если оба родителя в больнице с коронавирусом?


Больше новостей

Загрузка...