Экскурсия в закулисье: как устроен одесский Театр кукол. Фото

Экскурсия в закулисье: как устроен одесский Театр кукол. Фото

27 марта в мире отмечают день театра. В преддверии этого праздника «Пушкинская» заглянула в Одесский областной театр кукол и увидела, как проходит процесс подготовки к спектаклю.

Когда человек приходит на спектакль, он видит только то, что происходит на сцене. Но за этим стоит кропотливая работа, ежедневно кипящая в других помещениях театра. О том как это все происходит в Театре кукол, нам рассказал и показал коммерческий директор Виталий Мороз.

Служебный вход

Театр начинается не с вешалки, а со служебного входа. Именно там мы встречаемся с Виталием, который любезно согласился провести нам экскурсию.

«Рабочий день начинается здесь. Каждый, кто приходит, смотрит на доску объявлений. На ней висит расписание, в котором записаны репетиции, спектакли и собрания. Расписание составляется в конце недели на всю следующую, но может меняться. Репетиции не нормированы — иногда могут быть 2-3 репетиции в день, иногда 3-4 в неделю», — объясняет Виталий.

В целом Театр кукол устроен точно также как любой другой театр. Виталий рассказывает, что куклы — это просто дополнительный способ передачи эмоций.

«С помощью них актеры могут передать то, что невозможно в драматическом театре. Особенно это касается пластики — кукла может изогнуться так, как человек не может. Или, к примеру, у нее может оторваться голова. В общем куклы нужны там, где нужно передать какую-то фантасмагорию», — говорит он.

Склад декораций

Мы идем вверх по ступенькам и попадаем в большое помещение, заставленное декорациями. Потолок почему-то украшен цветочками и детскими узорами. По словам Виталия, изначально при ремонте здесь хотели сделать «бэби-театр» — маленькую сцену для детей до 2 лет.

«Сейчас это популярное движение в Европе, с детьми играются, а параллельно идет спектакль. У нас этого сделать не получилось, потому что в театре не хватает места. Из помещения пришлось сделать склад декораций», — рассказывает Виталий.

Он объясняет, что для декораций нужно так много места, потому что в театре хранятся и актуальные декорации, и те, которые создавались для спектаклей десятилетней давности. Они не списываются, и часть из них всегда может использоваться в других спектаклях. При этом Театр кукол — один из немногих в Одессе, который делает все сам: и декорации, и реквизит, и костюмы. Виталий говорит, что другие театры в основном пользуются услугами подрядчиков. Театр кукол никуда ничего не отдает, ни при каких условиях. Я спрашиваю, почему так категорично? Он отвечает:

«Во-первых, потому что это дешевле. Мы не так много зарабатываем. К тому же у нас есть под рукой главный художник, режиссер, директор, завпост, мы можем в любой момент спуститься вниз или подняться наверх, чтобы что-то обсудить, посмотреть или поменять».

Администрация театра

Мы проходим в администраторскую. Мне ее презентуют как самую банальную администраторскую, но Виталий сразу поправляет себя: «Нет, она же театральная, так что банальной быть не может». Администрация состоит из восьми человек: это директор, заместители директора по хозяйственной части и основной деятельности, секретарь, главный администратор, заведующий труппой, коммерческий директор и заведующий постановочной частью театра.

«Они занимаются бумажными вопросами и бумажными ответами. Завтрупой, к примеру, составляет расписание, а зрителями занимается главный администратор», - рассказывает Виталий.

Я спрашиваю насколько трудно организовывать театральный коллектив, ведь существует стереотип, что они все такие творческие и непредсказуемые. И пока Виталий начинает говорить, что все равно в театре есть дисциплина, проходит главный администратор, Марина Леженко, и бросает фразу: «да они все сумасшедшие!».

Фойе

Выходим в фойе. На стене висят портреты детей, сфотографированных во время просмотра спектаклей. При этом Виталий объясняет, что Театр Кукол — это не только детский театр. Сейчас в репертуаре театра 22 детских спектакля и 9 взрослых.

«Мы ставим не только детские спектакли с зайчиками и волчатами, но и сложные взрослые спектакли, такие как «Бабы Бабеля», «Бумага», «Интервью с ведьмами», —говорит он, — как раз «Бумага» была попыткой сломать стереотип о детском театре. Очень долго на него не ходили, в зале сидели только наши знакомые и друзья. Приходилось показывать спектакль бесплатно, а он сложный в подготовке, так что мы его сняли. Вернуть его получилось только через год, когда мы завоевали публику другими спектаклями».

Сцена

Из фойе мы попадаем в зрительный зал. На сцене кипит работа — актеры и монтировщики готовятся к спектаклю, который начнется через полчаса. Виталий объясняет, что никто не сможет подготовить реквизит так, как надо именно актерам: «Вот смотри, Андрей делает самолетики из бумаги, Лина делает стену, Ира делает себе платье. Кто за них сможет это сделать? Только они знают, что им нужно».

Для этого спектакля нужно два часа на подготовку. К другим, рассказывает Виталий, начинают готовиться с самого утра. С десяти часов начинают работать монтировщики, световики настраивают аппаратуру, звуковики проводят саундчек, в два-три часа дня приходят актеры, подготавливаются и начинают репетировать.

«Вообще монтировщики — самые большие трудяги в театре. У них шестидневка, а не пятидневка, как у бутафоров или реквизиторов. Один из тех, что сейчас на сцене, — Сергей Олейник, корифей театра, он работает здесь всю свою жизнь. Ему уже 60 лет, он пришел в театр в 18. Он даже жил в театре полгода», — говорит Виталий.

Бутафорская мастерская

Мы выходим в карман сцены — это пространство с боковой стороны сцены, предназначенное для монтирования декораций. Впрочем, карманом в полноценном понимании это назвать сложно — здесь нет ни стен, ни потолка. Отсюда поднимаемся к бутафорам. Главный художник, Светлана Прокофьева, рассказывает нам о том, с чего начинается создание самых важных героев Театра кукол.

«Кукла начинается с идеи. Потом продумывается в какой атмосфере и интерьере она будет находиться. После того как придумана композиция, идет разработка эскиза и рисуется чертеж в натуральную величину. Дальше мы думаем, как технически сделать основу для куклы — из чего будет состоять туловище, из чего будут сделаны руки и ноги, как оно все будет крепиться, чтобы было и пропорционально, и прочно. После этого приступаем к скульптуре».

Светлана объясняет, что над театральными куклами работают не только бутафоры, но и конструкторы. Исходя из того, что актер с ней будет делать на сцене, — будет ли она летать, танцевать или просто сидеть, — конструкторы выбирают способ ее «оживить».

«В теле делают основные узлы, которые позволяют кукле двигать конечностями. Внутри головы, как правило, это механика глаз. Если кукла поет, нужно, чтобы двигался рот. Когда кукла уже собрана, но на ней еще нет грима, она поступает в мастерскую. Там подбираются ткани, к каждому персонажу свои. Для кукол нет выкроек — необходим индивидуальный подход по крою, и на машинке прострочить одежду почти невозможно, так что, как правило, куклы одеваются вручную. Затем мы ее гримируем. Всего работа со сложной куклой может занять два-три месяца».

Я подмечаю, что Светлана рассказывает о куклах, как о своих детях. Она отвечает, что без любви нельзя подходить ни к одной кукле. Ее нужно согревать своим теплом отдавать ей часть своей души.

Будка звукорежиссера и художника по свету

Мы выходим из бутафорской и заходим к звукорежиссеру и художникам по свету. Звукорежиссер, Николай Костенко, оказывает немногословным.

«Без музыки на сцене тоска», — говорит он нам.

А художнику по свету, Елизавете Копниной, есть что рассказать: «Художественный свет — это часть режиссерского замысла на сцене, наряду с мизансценами, костюмами, декорациями, реквизитом и звуком. Все начинается с того, что ты читаешь пьесу, общаешься с режиссером, узнаешь где и когда происходит действие, что это за время года, эпоха. Потом ты говоришь, какие есть возможности, и вы уже отталкиваетесь от этого. Но есть и стандартные решения. Если пройтись по психотипу, то определенные цвета вызывают у нас определенную реакцию. Синий — ночь. Красный — агрессия, страсть, опасность. Зеленый — время года, но иногда может давать ощущение мистического, зависит от оттенка. Желтый — в детском спектакле это что-то яркое и солнечное, во взрослых спектаклях — это что-то больное. Главное не переборщить, чистый желтый цвет вызывает чувство перенасыщенности, все становится приторным. Поэтому чаще всего мы смешиваем цвета — так получается объемная картинка. Этим мы и занимаемся, сидим и создаем объем на сцене».

Мы направляемся к выходу, а в это время на сцене заканчиваются последние приготовления. Декорации, реквизит, свет, звук, актерская игра, куклы — все это сводится вместе, чтобы создать единую атмосферу. А через несколько минут в театр зайдут те, ради кого и проделывается вся эта непрестанная работа, — зрители.

Текст: Анна Фарифонова, фото: Кирилл Печерик

Больше новостей

Загрузка...