(Не)удивительная история о том, как одессит подхватил коронавирус и потратил на лечение около 30 тысяч гривен

(Не)удивительная история о том, как одессит подхватил коронавирус и потратил на лечение около 30 тысяч гривен

26 марта одессит Шахин Асадов записал видео, где рассказал, что заразился коронавирусом. В это время он уже находился на лечении в городской инфекционной больнице. Лекарства, как говорил мужчина, оказались очень дорогими — за первые два дня он потратил около 25 тысяч гривен. В настоящее время Шахин уже идет на поправку, из больницы его выписали и отправили на обязательную самоизоляцию до полного выздоровления. «Пушкинская» расспросила его о том, как проходило лечение, во сколько оно обошлось и что с ним происходит сейчас. 

История Шахина Асадова начинается с поездки в Европу. Мужчина побывал в нескольких странах и к середине марта уже возвращался домой. 15 числа он приехал в Берлин, навестить друзей, и на следующий день улетел в Киев.

Сейчас, переосмысливая, что с ним произошло, Шахин считает, что заразился в самолете по пути домой. В Берлине симптомов не было, а друзья чуть позже сообщили что здоровы. То есть, по мнению героя, до прибытия в аэропорт он никак не мог быть зараженным. Самое очевидное — вирус подхватил в салоне самолета, так как часть пассажиров на протяжении всего перелета постоянно кашляли, хотя он и был в маске. 

В киевском аэропорту у всех прибывших проверили температуру, у Асадова ее не оказалось. В Одессу он добрался маршруткой, и к вечеру 16 марта уже был дома. По приезду ощутил первые симптомы: появилась слабость и небольшое покашливание. Одессит списал это на усталость от поездки, а еще, возможно, простуду. Сидел, поясняет Асадов, в маршрутке около выхода и вынужденно выпускал людей на их остановках, выпрыгивая из теплого салона в холод. 

На следующий день, 17 марта, температура подскочила выше 38 и пришлось вызывать скорую. Приехала бригада медиков в защитных костюмах, и забрала его в городскую инфекционную больницу. Вместе с ним поехала и жена, так как все время была рядом. 

«Я давно не болел. Что такое грипп — уже не помнил, тем более не понимал, что такое коронавирус. Все, что со мной происходило — такого раньше не было. Температура скачет, тянет то спину, то легкие. Ощущения, в общем, были непривычные», — говорит мужчина.

После часа ожидания в больнице его осмотрел врач. Далее пришла медсестра и взяла пробы для ПЦР-тестирования. Асадов говорит, что если врач был в защитном костюме, то медсестра не то что без «скафандра» была, даже маски не имела.

Ожидать результаты семейную пару отправили в боксированную палату. Утром мужчине сделали экспресс-тестирование. Делать жене медработники не захотели в целях экономии, так как если у Шахина COVID-19 не найдут, следовательно, и у жены ничего не будет. Ожидание длилось минут 20, и как говорит мужчина — без паники, хоть и переживал за результат. Быстрый тест показал, что в крови Асадова вируса нет и семейную пару отправили домой. 

Случайный результат и госпитализация

Повторно Шахин Асадов оказался в инфекционной больнице спустя почти неделю, 25 марта. Говорит, по возвращению домой после тестирования состояние ухудшалось и симптомы уже было невозможно списывать на поездку. Температура сохранялась, а вздохнуть полной грудью теперь становилось сложнее. Мужчина вызвал такси и приехал в инфекционку. 

В регистратуре, когда очередь дошла до Шахина, он рассказал, что здесь уже был, прошел тест с отрицательным результатом, но все равно себя плохо чувствует. Ему предложили купить жаропонижающие, однако мужчина настоял на компьютерной томографии легких. И не зря — у него обнаружили двустороннюю полисегментарную пневмонию. 

Далее мужчину поместили в боксированную палату и сделали быстрый тест, который опять показал отрицательный результат. Врачи решили мужчину оставить в больнице до выяснения обстоятельств. На следующий день медики сообщили жене, что у Шахина положительный ПЦР-тест.

Скандал с «Биовеном»

26 марта, после госпитализации, в палату пришел медработник и предложил приобрести препараты для лечения. Самый дорогой — раствор для капельниц «Биовен». Флакон на 100 мл стоил 8 900 гривен, Асадову нужны были два. Медработник, утверждает мужчина, не настаивал на покупке и не вынуждал приобрести его у них или на территории больницы. Препарат не дешевый и поэтому предложили подумать. Асадов согласился сразу, так как посчитал, что чем дороже лекарство — тем сильнее будет эффект. В этот же день родственники купили все, что было в списке, включая «Биовен».

«Я понял тогда одно: раз это лекарство так много стоит, значит от него будет толк. Очень рад, что не поддался никаким мыслям и принял правильное решение о его покупке. Именно “Биовен” оказал ключевую роль в моем выздоровлении», — говори он и добавляет, что как только начались капельницы с лекарством, все симптомы вируса исчезли.


В этот же день Шахин записывает видео, которое мгновенно становится резонансным. В нем мужчина рассказывает о дорогих препаратах и о том, «что даже не представляет, что будет дальше» в плане лечения. В городе разразился скандал и общество поделилось на два фронта: одни утверждали, что покупать препарат или нет — выбор самого пациента, другие начали обвинять врачей в навязывании дорогого и платного лечения. 

Сегодня Шахин не жалеет о том, что записал видео. Говорит, просто «размышлял вслух» и не думал обидеть врачей и их методику в борьбе с COVID-19. Лечение после резонанса стало другим — от индивидуального подхода, говорит он, медики перешли к протокольному: всех под один рецепт. Сам Асадов объясняет это тем, что возможно «сверху на них надавили» и медсотрудники вынужденно изменили стратегию. После видео врачи в инфекционке ничего не выясняли и, как утверждает Асадов, отношения между ними не испортились. 

Условия и лечение в инфекционке

Мужчина пробыл в инфекционной больнице 19 дней — с 25 марта по 13 апреля. За это время на свое лечение он потратил около 30 тысяч гривен. В общую сумму вошел не только дорогой «Биовен», но и другие ежедневные таблетки. С его слов, каждые 2 дня к нему заходила медсестра со списком препаратов, мужчина давал деньги, а персонал приносил лекарства. И так повторялось по кругу.

Все время, проведенное в больнице, он жил в боксированной палате. Говорит, было чисто и тепло. Не так, конечно, как в американских фильмах, но жить можно. В начале апреля отключили отопление и находиться там стало сложнее. Ни умыться, ни принять душ — говорит мужчина, а ночевать уже приходилось под тремя одеялами. 

«Нормальным проживание назвать там уже было нельзя. Не жизнь, а окопы», — рассказывает он.

Ежедневное лечение состояло из двух капельниц, двух уколов и до 5 таблеток. Раз в неделю делали ПЦР-тесты, пока все положительные. Все врачи — только в защитных костюмах. 

Питание визуально называет приемлемым, но сам не практиковал — родственники каждый день приносили что-то домашнее. По вечерам дезинфицировали бокс специальным раствором: уборщица в защитном костюме промывала пол, тумбочки, санузел и все остальное. 

Выписка и самоизоляция

13 апреля мужчину выписали из инфекционки и отправили на самоизоляцию домой, несмотря на то, что все его ПЦР-тесты были положительными. Врачи объяснили это тем, что он идет на поправку и может завершить лечение дома. С их слов, болезнь никогда не заканчивается резко, это растянутый во времени процесс. Организм приходит в норму до 40 дней, в больнице он провел всего половину, поэтому еще несколько недель надо будет посидеть дома. 

Сейчас Шахин Асадов продолжает самоизоляцию в своей квартире, вместе с женой и ребенком. Их тесты показали отрицательный результат. Мужчина изолирован в отдельной комнате, а при контакте с близкими обязательно надевает маску. Симптомов, говорит, сейчас никаких нет. Свое состояние мужчина оправдывает дорогим лекарствами, без них, утверждает, вряд ли бы так быстро оказался дома. На карантине старается больше двигаться, но и про отдых не забывает. Параллельно много читает про COVID-19.

22 апреля к мужчине пожаловала бригада скорой помощи и взяла первый тест «на свободе» — в условиях домашней изоляции. Через несколько дней будет готов результат и семейство Асадова надеется, что он будет отрицательным. 

Отметим, что по состоянию на утро 24 апреля в Украине зафиксировано 7 674 случая заражения коронавирусом, из которых 193 — летальных, 601 украинец вылечился. За последний день зафиксировано 477 новых случаев во всей стране. 

В Одесской области COVID-19 выявлен у 169 человек, из них 10 детей и 25 медсотрудников.  Самому младшему пациенту 9 месяцев, а старшему — 87 лет. Больше всего случаев заражения выявили в Одессе — у 50 человек.

Текст — Оля Ивлева, фото — личный архив героя

Читайте также:

Обсервация, дезинфекция, изоляция: какие меры предпринимали в Одессе 200 лет назад для борьбы с эпидемией
Тест на коронавирус в Одессе: какие бывают виды и сколько стоит

Больше новостей

Загрузка...