«Нужно быть готовым к тому, что ищешь неживого человека»: одесский волонтер рассказывает о том, как ищут пропавших людей

«Нужно быть готовым к тому, что ищешь неживого человека»: одесский волонтер рассказывает о том, как ищут пропавших людей
Фото из личного архива Сергея

Шесть дней волонтеры вместе с полицией искали 11-ти летнюю Дашу Лукьяненко. Среди них были представители общественной организации «Лучшие люди Одессы». Мы спросили их руководителя Сергея Крайма о том, как они оказывают помощь в такого рода поисках и о подробностях этого трагического случая.

Сергей рассказывает, что общественная организация «Лучшие люди Одессы» существует почти два года. Все началось с того, что пропал четырехлетний мальчик с дедушкой после инсульта. Их родные написали призыв о помощи в «Фэйсбуке», и быстро организовалась группа активистов, которая искала пропавших двое суток. Для того, чтобы удобнее общаться, они создали группу в «Вайбере». А через полгода, осенью, они зарегистрировали организацию.

Сергей говорит, что они не выбирали сами такое название. Изначально они хотели назваться по-другому, но люди решили за них.

«Отец первого пропавшего мальчика постоянно повторял: “Вы лучшие. Я не думал, что люди могут сорваться в 12 ночи и до 6 утра искать”. Потом это подхватили другие люди и тоже говорили, вы — лучшие. Помогаете людям и ничего не требуете взамен».

Как говорит Сергей, состав организации очень разнообразен — домохозяйки, таксисты, юристы, парикмахеры. Всего их около 100 человек. С момента основания состав неоднократно менялся, но костяк остается неизменным. При этом, Сергей подчеркивает, что у их организации нет ни политических, ни коммерческих интересов: их никто не спонсирует.

Метод работы

О пропавших волонтеры узнают из «Фейсбука»: когда полиция Одесской области выставляет информацию о пропаже человека или когда люди присылают призывы о помощи в поисках близких. В некоторых случаях им звонят на личные телефоны, и тогда уже сами волонтеры публикуют информацию. Подключаются к поискам сразу. Раньше они принципиально не выезжали на поиск тех, кто ушел самовольно, но стараются смотреть по ситуации.

Когда появляется информация о пропаже, они координируются в группе: кто может выехать, в какое время. Первые прибывшие на место описывают ситуацию и в чате начинается обсуждение того, нужны ли еще люди. Иногда выезжать не приходится, например, 19 июня, когда на Ланжероне пропал мальчик, Сергею сразу позвонила полиция и попросила о помощи. И тут же в организацию позвонили знакомые знакомых и сказали, что уже видели в море темное пятно, но не смогли доплыть, дотянуться до него. Волонтеры передали эту информацию полиции, приехали водолазы. Если все же нужно выехать на поиски, и необходимо много людей, волонтеры привлекают на помощь все возможные силы — друзей, детей, мужей. Далее на месте они делятся на квадраты и определяют, кто что должен делать.

Что касается семьи, Сергей признается, что сначала родственники хорошо относились к деятельности, потом негативно, а потом привыкли. По его словам, среди волонтеров у многих бывают конфликты в семьях, но пока справляются.

Сергей работал 8 лет в уголовном розыске, полтора года был старшим группы, занимавшейся убийствами. Он признается, что неприятно пропускать все это через себя, но нужно понимать, что ты ищешь. Иногда бывает, что находят живого человека, когда уже не надеются на это, и тогда это очень радует. А в случае с Дашей, в последние дни Сергей напоминал волонтерам, что они ищут неживого человека, и к этому нужно быть готовым.

Поиски Даши Лукьяненко

Волонтеры «Лучших людей» подключились к поискам в пятницу, 14 июня, на следующий день после пропажи девочки. Сергей смог приехать в Ивановку только в воскресенье. Вместе с ним приехала девушка с собакой. Собака быстро взяла след и привела волонтеров в дом, стоящий по соседству с домом подозреваемого в убийстве. Соседи рассказали, что слышали крики из дома. Когда волонтеры начали стучать в двери, сначала им никто не открывал.  

«Выходит бандита брат и говорит, а что вы типа стучите? Я ему: ”А ты кто такой вообще?” — и спрашиваю где хозяйка дома. Обедает, отвечает. Говорю: “А ну зови ее”. Она вышла, бэ, мэ, я ничего не знаю. То есть, люди за ее домом слышали, а она не слышала. Я ей в лицо говорю: “Вы нагло врете, кто еще дома есть?”. Старший брат говорит, что есть еще младший. И вот он выходит и мы начинаем с ним беседовать», — рассказывает Сергей.

Как говорит Сергей, он сразу понял, что это какая-то чушь. Например, парень говорил, что видел Дашу на рынке, хотя до этого утверждал, что не знает ее. Впоследствии, когда полицейские проверяли телефон задержанного, в его списке контактов нашли номер девочки, записанный как «Дашка», но он продолжал утверждать, что они не знакомы.

Фото Вячеслава Аброськина

Претензий к работе полиции у Сергея нет. Он говорит, что они молодцы, допросили около 4000 человек, снимали видео с въездов и выездов из города, отрабатывали машины. Единственное что, по мнению Сергея, надо было глубже отработать само место происшествия. Все думали, и Сергей в том числе, что Дашу забрала машина. Но была одна нестыковка.

«Какие-то две подружки шли ей навстречу. Поздоровались, повернулись, а ее уже не было. Почему дети не слышали крики? Либо это было очень далеко, либо, ну короче.. И машину не видели. И я понимал одно, что с машиной либо да, либо нет, я ж работал в конторе, понимаю, что когда машина подлетает украсть человека, она должна подлететь со скрипом, выскочить, забрать и быстро дать газу. Этого слышно не было. Если сбить ее — допустим сбили и закинули в багажник. Там дорога широкая, машин не было, если сбить, то только специально. А если бы специально, были бы следы фар, стекол, следы крови, короче было бы видно место преступления. А его не было», — вспоминает он.

Что касается мотива убийства, Сергей предполагает, что может быть только сексуальный. При этом он говорит, что и подозреваемый, и его старший брат «какие-то не совсем адекватные». При этом, как утверждает Сергей, родители звонили вчера в обед волонтерам и просили помочь, потому что их сына хотят «незаконно в тюрьму забрать».

Больше новостей

Загрузка...