В трясине бюрократии: суд закончил допрашивать работников мэрии по делу о пожаре в «Виктории»

В трясине бюрократии: суд закончил допрашивать работников мэрии по делу о пожаре в «Виктории»

Сегодня суд допросил последних двух из 6 свидетелей со стороны департамента образования и науки. Они, как и предыдущие свидетели, заявили, что сгоревшие корпуса лагеря не находились на балансе департамента. Об этом сообщил корреспондент «Пушкинской» из зала суда.

Свои показания дали заместитель директора департамента образования и науки по финансово-хозяйственным вопросам Ирина Антонюк и работавшая до августа 2017 года главбух централизованной бухгалтерии департамента Татьяна Проданек. Их показания, судя по всему, еще сильнее запутали стороны в вопросе того, как именно в департаменте образования принимают решения о финансировании тех или иных потребностей учреждений образования и контролируют как и на что фактически тратятся деньги.

Антонюк и Проданек подтвердили, что в смете лагеря на 2017 год были заложены 111 тысяч на «иные расходы». Эти деньги руководство лагеря могло потратить на оплату всех необходимых для работы учреждения расходов. В том числе, пустить их на оплату договора по обслуживанию пожарной сигнализации, которая в деревянных корпусах лагеря не была выведена на пульт спасателей. Свидетели, как и их коллеги на предыдущих заседаниях, заявили, что директор лагеря Петрос Саркисян, согласно утвержденной процедуре, с соответствующей просьбой не обращался.

В то же время, Татьяна Проданек добавила, что на ее взгляд, даже если бы Саркисян попросил департамент оплатить договор на обслуживание пожарной безопасности, возглавляемая ею на тот момент бухгалтерия сделать этого не смогла бы. Дело в том, что деревянные корпуса не находились на балансе департамента, а значит и никакие затраты на их содержания из бюджета перечислять было нельзя. Антонюк и Проданек повторили уже звучавшую ранее информацию, что на баланс департамента образования деревянные дома после реконструкции лагеря должно было передать управление капитального строительства горсовета, но пакет документов оказался неполным.

Отметим, сама Елена Буйневич, давая показания на одном из последних заседаний, говорила, что Саркисян все же должен был заключить договор на обслуживание пожарной безопасности, ведь он несет ответственность за жизнь и здоровье детей.

Адвокатов как потерпевших, так и подсудимого интересовало, как же тогда департамент оплачивал в 2016 и 2017 году питание детей, живших в деревянных корпусах. Кроме того, как департамент закупил для этих домов, не находящихся на балансе, мебель и шторы. И как вообще в эти корпуса заселяли детей в 2016 году, если декларацию о вводе зданий в эксплуатацию подписали только в мае 2017 года.  Чиновники заявили, что ничего странного в этом нет. По их словам, количество детей, которые в разные сезоны могут отдыхать в лагере, было определено распоряжением мэра и приказом департамента образования горсовета. Исходя из этих данных департамент рассчитывал суммы на питание. Что касается мебели, то в какие именно корпуса ее закупают, работники департамента якобы не контролировали. Это просто мебель и просто шторы, которые могли закупать и в старые, каменные корпуса. Также свидетели заявили, что департамент не занимается расселением детей, он лишь направляет их в лагерь. На вопрос почему в 2016 году детей селили в, по идее, еще не принятые в эксплуатацию дома, свидетели ответить затруднились.

«Единственное, что стало понятно по итогам заседания, так это то, что департамент не мог перечислять деньги на обслуживание деревянных корпусов, не стоявших у него на балансе. В том числе и на обслуживание пожарной безопасности. Сложилось впечатление, что ни департамент, ни руководство горсовета совершенно не интересовало состояние домиков, в которые еще в 2016 без каких либо документов заселяли детей», - заявила после заседания адвокат трёх семей, потерявших в пожаре детей, Оксана Муравская.

На этом судья Виктор Чаплицкий сегодняшнее заседание решил закончить. На следующих заседаниях должны допросить свидетелей из ГСЧС и худрука танцевального коллектива «Адель» Татьяну Егорову, которую директор лагеря Петрос Саркисян не раз называл виновницей пожара.

Напомним, трагедия в детском лагере «Виктория» произошла 15 сентября 2017 года. В результате пожара дотла сгорел один из корпусов лагеря, погибли три девочки:  Соня Мазур, Настя Кулинич и Снежана Арпентий - воспитанницы детского коллектива «Адель».

 Подозрение по делу о пожаре в «Виктории» предъявили директору лагеря Петросу Саркисяну, инспектору ГСЧС, который проводил проверки на территории учреждения Леониду Бондарю, бывшему начальнику Киевского райотдела ГСЧС Валерию Дьяченко, экс-заммэру города Зинаиде Цвиринько, подрядчику, построившему сгоревший корпус лагеря, Станиславу Чернышову и воспитательнице лагеря Наталье Янчик (Цокур), которой уже вынесли приговор.

 Петроса Саркисяна обвиняют в нарушении правил пожарной безопасности, повлекшем гибель троих детей. Помимо этого Саркисяна и его зама Татьяну Ланину обвиняют в присвоении и растрате имущества лагеря путем получения зарплат за «мертвые души». 23 июля суд объединил эти два дела в одно.

Больше новостей

Загрузка...