Война за дом Руссова: минюст не стал идти против города, пока компании Тарпана судятся с мэрией

Война за дом Руссова: минюст не стал идти против города, пока компании Тарпана судятся с мэрией

Одесская мэрия и две компании, связанные с беглым бизнесменом Русланом Тарпаном, продолжают воевать за дом Руссова. Недавно минюст отказался удовлетворять жалобу частников, считающих, что горсовет незаконно записал себя в собственники памятника архитектуры на Садовой, 21. Все из-за новых судебных тяжб. 

Компания ООО «Реставратор-1946», подала жалобу в министерство юстиции на регистратора юридического департамента горсовета Ивана Еременко. 3 июля 2020 года он внес в реестр имущественных прав на недвижимое имущество запись, согласно которой дом Руссова на 5022 квадрата — собственность города

В конце августа специальная коллегия минюста жалобу «Реставратора» рассмотрела и решила ее не удовлетворять. Там указали, что не могут принимать решений по недвижимости, вокруг которой уже идут судебные разбирательства. Коллегия выяснила, что другая компания, а именно ООО «Петрекс Плюс», уже подала в суд на регистратора Ивана Еременко и мэрию с требованием отменить регистрацию дома Руссова за городом. При этом некий Андрей Андриевский одновременно является как учредителем в «Петрекс Плюс», так и руководителем в «Реставратор-1946».

Отметим, что Андрей Андриевский до середины июля 2019 года значился в списке учредителей ООО «Гранд Отель», которым сейчас владеет Любовь Тарпан. В то же время номер телефона «Реставратора-1946» совпадает с номером главного актива Руслана Тарпана - «Инкор групп». 

Но это, собственно, не так важно, ведь «Инкор» и Тарпан никогда и не скрывали, что владеют большей часть помещений в доме Руссова еще с начала 2000-х. Восстанавливать здание они не торопились. При этом памятник архитектуры за минувшие 12 лет пережил целый ряд пожаров. Самый сильный из них произошел в 2009 году. Тогда огонь разрушил часть несущих конструкций и внутренних перегородок, а башня, венчающая здание, обрушилась. 

Дела судебные 

Судебные разборки за дом Руссова между мэрией и связанными с Тарпаном юрлицами идут уже давно. Начались они задолго до нынешней реконструкции. В 2015 году по адресу Садовая, 21 зарегистрировали объединение совладельцев многоквартирных домов «Реставратор 21». «Реставратор» потребовал от мэрии передать дом Руссова на баланс ОСМД, но получил отказ. Не удалось ОСМД добиться своего и через суд — мэрия выиграла.  

Она же сама подала в суд на «Реставратор 21». Муниципалитет требовал признать недействительными устав ОСМД, решения его членов, и вообще отменить госрегистрацию «Реставратора». В мэрии напирали на то, что дом Руссова давно непригоден для проживания и после обрушений там нет никаких квартир. К тому же в мэрии заявили, что владеют помещением в 13 квадратов на первом этаже дома, но их в ОСМД не позвали. Эту тяжбу в конце 2018 года выиграл уже «Реставратор 21».  

Таким образом судьи завязали юридический узел вокруг дома Руссова. Они признали право ОСМД «Реставратор 21» на существование, однако памятник архитектуры ему на баланс не отдали. 

Стоит также отметить, что ст. 21 закона Украины об охране культурного наследия позволяет отбирать памятники архитектуры у собственников в пользу государства. Правда, не бесплатно. Если историческому зданию грозит разрушение, то местные органы, занимающиеся охраной объектов культурного наследия, могут инициировать через суд принудительный выкуп. Цену устанавливает суд. Насколько нам известно, все эти годы ни городские, ни областные «защитники культурного наследия» забрать разваливающийся дом Руссова у собственников через суд не пытались. 

Новое противостояние 

Когда в 2017 году мэрия решила за бюджетные деньги восстанавливать дом Руссова, сразу было понятно — споров не избежать. Ведь право собственности частников на помещения в здании никто не отменял. Так и получилось. Правда, перед этим город успел потратить 107 с лишним миллионов на восстановление здания. 

В начале июля Геннадий Труханов заявил, что недобросовестные риелторы и регистраторы пытаются прихватить помещения в доме Руссова, которые им якобы не принадлежат. В мэрии решили действовать, и 3 июля исполком Одесского горсовета дал добро на регистрацию права собственности на дом Руссова за территориальной громадой города. 

Сказано - сделано. В тот же день в госреестре прав на недвижимое имущество появилась запись, что дом Руссова на Садовой, 21, общей площадью 5022 квадратных метра, теперь в коммунальной собственности. 

И начались новые юридические разборки. Сначала в суд пошел «Реставратор-1946». В компании заявили, что еще с 2004-2005 годов владеет 70% помещений в здании. «Реставратор» потребовал отменить решение исполкома Одесского горсовета о регистрации дома Руссова за громадой. Одесский окружной админсуд, однако, решил что иск не по адресу и открывать производство не стал. 

Тогда в дело вступил «Петрекс Плюс». Эта компания заявила, что владеет примерно 11% всех нежилых помещений в доме Руссова. «Петрекс» потребовал признать незаконными действия госрегистратора, который записал памятник архитектуры на Садовой в коммунальную собственность. 

Кроме того, «Петрекс Плюс» просил судей запретить мэрии до конца тяжбы что-либо делать в доме Руссова, но получил отказ. С этим решением частник не согласился и намерен обжаловать его в апелляционной инстанции. 

Совсем недавно, 22 сентября, в деле «Петрекса» состоялось очередное заседание. Во время него юрист горсовета ходатайствовал о проведении судебно-строительной экспертизы, которая смогла бы выяснить, какие конкретно помещения в 2017 году записал на себя «Петрекс Плюс». Ведь здание до реконструкции было сильно повреждено и может статься, что на компанию тогда просто записали «воздух». 

Судья Олег Цисельский решил экспертизу не проводить. Он же закрыл подготовительное производство и постановил перейти к рассмотрению дела по сути. Следующее заседание состоится в октябре. 

Отметим, что и мэрия подала на «Петрекс Плюс» в суд. В муниципалитете требуют отменить право собственности компании на помещения в памятнике архитектуры. 

А пока, спустя почти год после реставрации за бюджетные деньги, дом Руссова всё ещё закрыт для горожан и судьба его - туманна. 

Читайте также: Ожидание и реальность: пять одесских реконструкций, где что-то пошло не так

Больше новостей

Загрузка...